Языковая картина мира в русских анекдотах (Опыт системного подхода)

В русских анекдотах фиксируются многие (если не все) аспекты русской национальной картины мира. Воспользуемся опытом наших коллег, с помощью анекдотов иллюстрировавших основы психолингвистики, и на материале анекдотов продемонстрируем классифицирующие возможности универсальной схемы научного исследования, предложенной философом А.А.Гагаевым и операционализованной нами в рамках психологических, психолингвистических и лингвистических интересов (см.: А.А.Гагаев 1991; 1994; А.В.Пузырёв 1995; 2002).
 
Всеобщее-всеобщее. Генетический аспект исходных причин и условий. Сумма факторов судьбы личности. Психофизиологические аспекты связи мышления, языка человека и его судьбы: ФАМ, доминанта. Социально-этнические и психологические аспекты связи мышления, языка человека и его судьбы: архетипы сознания, культурные концепты, выраженность андрогинии, соотношение актуализационного и манипулятивного начал. Генетический аспект актуализаций и манипуляций, целостности человека и ее расщепления. Историко-философские и эзотерические аспекты связи мышления, языка человека и его судьбы.
 
В русских анекдотах отмечается всеобщий характер уникально-неповторимого, личностного восприятия мира:
Сидит маленький дракончик и плачет. Прохожий его спрашивает:
– Где твоя мама?
– Я её съел…
– А папа где?!
– Я его тоже съе-е-ел…
– Да ты знаешь, кто ты после этого?!
– Зна-а-аю, круглый сирота… (Анекдоты 1993: 13).
Всеобщее-общее. Логический аспект исходных причин и условий. Определение базовых понятий: сознание, мышление, личностность, судьба, бытие – сущность – явление – действительность, оппозиции рассудка и чувств, сознательного и подсознательного, идеального и материального, духа и души, души и тела, личности и человека, миров частиц и волн, духовности и заземленности, мужского и женского, “Родительского” и “Детского”; противоречие гармонии и распада, актуализаций и манипуляций, жизни и смерти, оптимизма и пессимизма, целостности и расщепленности сознания как основное противоречие судьбы.
 
В русских анекдотах содержатся определения базовых понятий человеческой жизни:
Какая разница между мужскими и женскими ногами?
– В ногах разницы нет, разница между ними (Анекдоты 1993: 5).
Всеобщее-конкретно-абстрактное. Динамический аспект исходных причин и условий. Целостность человека и ее расщепление как процесс. Гармония и распад, жизнь и смерть, оптимизм и пессимизм, целостность и расщепленность сознания, актуализации и манипуляции как основные движущие противоречия развития. Закон резонанса и процесс осознавания смысла жизни (динамический, деятельностный аспекты). Процессуальные, динамические аспекты осознавания движущих противоречий собственной судьбы (оппозиций гармонии и распада, оптимизма и пессимизма, актуализаций и манипуляций, жизни и смерти, целостности и расщепленности сознания). Мыслительные векторы саморазрушения и самоорганизации. Мыслительная деятельность или активность?
 
В анекдотах фиксируется типичность для всего живого мира стереотипного характера мышления:
Свинья увидела на стене сарая электророзетку:
– Что, дохрюкалась? Замуровали? (Анекдоты 1993: 9)
В русских анекдотах обозначается всеобщий характер такого способа психологической защиты, как отрицание психологических проблем:
Поспорили звери, кто из них умный, а кто красивый. Спорили, спорили, а потом решили: пусть красивые отойдут налево, а умные – направо. Все разошлись, а обезьяна стоит посередине.
– А ты что стоишь? – кричат ей звери.
– А что ж мне, разорваться что ли?!. (Анекдоты 1993: 12)
В русских анекдотах обозначается всеобщий характер такого способа психологической защиты, как оглушение с помощью алкоголя:
В кабинете врача:
– Я никак не могу поставить точного диагноза. Думаю, что всё это из-за пьянки.
– О, я Вас понимаю, доктор. Я приду в другой раз, когда Вы будете трезвым (Анекдоты 1993: 17).
Или:
В бар входит мужчина и, указывая на мертвецки пьяного посетителя, говорит:
– Бармен, мне то же самое… (Анекдоты 1993: 17).
Или:
 
Больной показывает врачу совершенно чёрный язык.
– Что случилось? – удивляется врач.
– Пол-литра водки случайно разлил на свежий асфальт (Анекдоты 1993: 18).
В анекдотах иллюстрируется всеобщий характер разрушительной силы страха:
– Ничего не понимаю, – говорит один учёный другому. – Белым мышам я создаю идеальные условия, а они дохнут от разрыва сердца!.. А у серых – плохие условия, а им хоть бы что! Смотри, какие весёлые!
– Понимаешь, старик, я твоим белым мышам по вечерам кошку нашего сторожа показывал… (Анекдоты 1993: 12).
В русских анекдотах фиксируется всеобщий характер манипуляций в межполовых отношениях:
Пожилой мужчина советуется с другом:
– Мне уже 65 лет, я богат и я хочу жениться на молодой девушке. Как ты думаешь, мои шансы повысятся, если я ей скажу, что мне только 50?
– Твои шансы повысятся, если ты ей скажешь, что тебе 85! (Анекдоты 1993: 3-4).
Или:
Что делает лиса, когда хочет иметь маленьких лисят?
То же самое, что и женщина, которая хочет иметь лису (Анекдоты 1993: 6).
В русских анекдотах отмечается всеобщий характер видения мира через призму собственных занятий:
Открытое декольте одной знакомой дамы главный бухгалтер М. называл «непокрытым дефицитом»… (Анекдоты 1993: 4).
Или:
Один алкаш другому:
– Сёма, а что бы нам взять на ужин?
– А там, на кухне, бутылка мяса… (Анекдоты 1993: 16).
В анекдотах формулируются законы счастливой семейной жизни:
Как молодой жене обращаться с мужем?
– Как с собакой: кормить, ласкать, почаще водить гулять (Анекдоты 1993: 6).
Всеобщее-особенное. Функциональный аспект исходных причин и условий. Функциональные аспекты ФАМ, доминанты, выраженности андрогинии, архетипов сознания, культурных концептов, религии, актуализаций и манипуляций. Осознание смысла жизни, осознанность собственной жизни как фактор состояния психики, фактор судьбы. Психологические функции решения проблем смысла жизни и смерти. Может ли быть “горе от ума”?
 
В русских анекдотах обосновывается всеобщий характер деления живого мира на мужское и женское, обосновывается всеобщность гендерного влияния на характер мышления:
Лягушка прыгает по дороге. Сзади на неё наезжает асфальтоукладчик и вдавливает её в асфальт. Лягушка отлепляется от асфальта:
– Вот прижал, так прижал, не то что наши мужики в болоте! (Анекдоты 1993: 13)
Всеобщее-единичное. Личностный аспект исходных причин и условий. Бытие личности, ее мышления, языка и судьбы как сложение многообразных причин формирования личностности. Анекдоты на этот аспект универсального подхода к предмету нами не обнаружены.
 
Общее-всеобщее. Генетический аспект внутренних закономерностей развития. Онто- и филогенез души, ее проявления в мышлении и языке человека. Проблема реинкарнации. Психологические установки личности в плане их онто- и филогенеза. Возможная продолжительность жизни и кодировки на смерть как фактор становления и формирования личности, их связь с мышлением и языком человека. Психологические причины манипуляций (в том числе на уровне мышления и языка). Нациокультурные концепты как предпосылки гармонизации и разрушения судьбы. Некритическое отношение к словам как предпосылка саморазрушения.
 
В русских анекдотах обосновывается всеобщий характер (для представителя конкретной национальности) национальной картины мира:
Петух топчет курицу.
Из дома выходит грузин и бросает горсть зёрен. Петух бросает курицу и клюёт зёрна.
– Нэ дай Бог так оголодать! – со вздохом произносит грузин (Анекдоты 1993: 13).
В русских анекдотах отмечается своеобразие детского восприятия, неумение детей делать правильные выводы, от которых потом будет зависеть их собственная жизнь:
Вовочка спрашивает маму:
– Мамочка, а почему невеста на свадьбе всегда в белом?
– Белый цвет – признак счастья, радости, чистоты… – объясняет мама.
– А… теперь я понимаю, почему жених в чёрном (Анекдоты 1993: 4).
Общее-общее. Логический аспект внутренних закономерностей развития. Уточнение исходных понятий: личность и субличности, целостность и актуализатор как ее носитель, субличности и личностные психологические роли, манипуляции и их многообразие, манипулятор и актуализатор, типы и виды манипуляторов и т.п. Психологические аспекты соотношения Человек “внешний” и “внутренний”. Понятие о шести уровнях манипуляций. Единицы мышления, языка, речи, коммуникации и судьба. Принципиальная трудность их трансформации.
 
В русских анекдотах можно встретить весьма неожиданные определения известным понятиям:
Эротика – это порнография, которая умеет держать себя в рамках приличия (Анекдоты 1993: 4).
В подобных случаях можно говорить о языковой игре:
Что такое крест – накрест?
Поп на медсестре (Анекдоты 1993: 5).
Или:
Кто такой муж?
Заместитель любовника по хозяйственной части (Анекдоты 1993: 6).
Или:
Что такое реактивный муж?
Это когда – Ту-104, а жену ни разу (Анекдоты 1993: 6).
Общее-конкретно-абстрактное. Динамический аспект внутренних закономерностей развития. Агрессия и депрессия как процесс выявления информационной “невооруженности” на уровнях мышления и языка. Болезни и неприятности как процесс проявления нарушения связи с законами гармонии. Динамика субличностей как варианты саморазвития. Оптимистический и пессимистический способы кодировок мысли. Манипуляции со здоровьем, страх боли, болезней, неприятностей и борьба с ними или уход от них как симптомы саморазрушения. Психологические основы трансформации судьбы (понимание ситуации как неудовлетворительной, осознание личной ответственности, просьба и получение помощи, поднятие энергетики). Обязательность энергетической эквивалентности. Проблема материальных аспектов энергетического эквивалента. Языковые сигналы саморазрушения и самоорганизации. Языковая деятельность или активность?
 
В русских анекдотах содержатся наблюдения над разрушительным характером типичного поведения на курорте:
– Где Вы провели отпуск?
– Первую половину в Ялте.
– А вторую?
– В вендиспансере (Анекдоты 1993: 4).
В русских анекдотах встречаются такие, которые фиксируют национальные особенности поведения:
Турист убегает от итальянской проститутки.
Она: «Импотенто? Сифилито? Педерасто? А-а, советико…» (Анекдоты 1993: 6).
В русских анекдотах подчас высмеивается пристрастие отечественных разведчиков к «девочкам» и «ресторанам»:
Главы разведок нескольких стран договорились выяснить, чьи разведки стойки в случае провала. С этой целью, по предварительной договоренности, были рассекречены по одному наименее важному резиденту от каждой стороны, и они были арестованы. Допросы велись по очереди с нарастающей строгостью.
Американского разведчика купили. Француз все выболтал подсунутой в камеру красотке.
Англичанин согласился только на потомственное право ношения титула лорда с родовым гербом и поместьем.
Русский разведчик молчал, как его не обрабатывали: не помогали не деньги, ни угрозы. Удивленная такой стойкостью, после очередного бесплодного допроса комиссия решила посмотреть, как он ведет себя в камере. Установили аппаратуру и уселись у экрана. Вот разведчика завели, закрыли дверь. Упав на кровать, испытуемый обхватил голову руками, потом вскочил и стал биться головой об стену, причитал:
– Вот тебе девочки! Вот тебе рестораны! Шифры надо было учить! Явки запоминать! (Анекдоты 1995: 536)
В анекдотах можно встретить наблюдения над речью с «фрейдистскими» оговорками, когда из слов вытекает такое глубинное содержание, которое обычно принято скрывать:
– Девушка! Разрешите Вас пригласить в турпоход.
– Какая я Вам девушка? Я уже два раза в турпоходе была (Анекдоты 1993: 5).
Или:
– Кума! Вчера в трамвае твой муж такой анекдот рассказывал, мы так смеялись, чуть с кровати не упали! (Анекдоты 1993: 5)
Общее-особенное. Функциональный аспект внутренних закономерностей развития. Функциональные аспекты нарушения законов гармонии (смысл и цель осознавания болезней и жизненных трудностей). Психологические выгоды программ саморазрушения: заболеваний, неприятностей и отрицательного самопрограммирования. Культура и природа = вопрос меры и пропорции, а не “либо-либо” (Юнг). Функциональная несостоятельность манипуляций на личностном и принципиальном уровнях. Некритическое отношение к словам как проявление саморазрушения.
 
В русских анекдотах фиксируется тяжесть семейной жизни для многих мужчин:
Друг спрашивает:
– Почему ты не носишь обручальное кольцо?
– За глотку душит! (Анекдоты 1993: 5)
Общее-единичное. Личностный аспект внутренних закономерностей развития. Связь мышления, языка и конкретной человеческой судьбы (постановка гипотезы). Личностность как уникально-неповторимое проявление особенностей мышления, психологических установок, языка и человеческой судьбы. Анекдоты на этот аспект универсального подхода к предмету нами не обнаружены.
 
Особенное-всеобщее. Генетический аспект материализации явления. Онто- и филогенез тела и способа его соединения с душой как основание для развертывания судьбы. Реальная продолжительность жизни как проявление диалектики законов гармонии и распада.
 
В русских анекдотах фиксируются национальные манеры поведения:
Рабинович заходит в аптеку весь в чёрном: шляпа, рубашка, галстук, трость, костюм и т.д. Шёпотом просит у девушки-продавца:
– У Вас найдётся чёрный презерватив?
– Для вас, конечно, но по какому случаю?
– Понимаете, умер мой лучший друг, хочу выразить его жене соболезнование (Анекдоты 1993: 24).
Или:
Едут двое чукчей в автобусе. Один подходит к водителю и спрашивает:
– Я доеду на этом автобусе до вокзала?
– Нет, не доедете.
Второй чукча подходит:
– А я? (Анекдоты 1993: 50)
Или:
Подходит еврей к рыбакам:
– Рыбаки, вы чёрную икру есть будете?
– Будем.
– Когда будете есть, позовите меня (Анекдоты 1993: 50).
Особенное-общее. Логический аспект материализации явления. Установление параметров гармонии, распада и “нормы” в соотношении мышления, языка и судьбы. Мышление, язык человека и критерии улучшения его судьбы. Предпочтительность ориентации исследования на биографии выдающихся людей.
 
В русских анекдотах формулируются параметры психологического типа «женщина с огоньком»:
Чем отличается женщина от такси?
– Женщина с огоньком никогда не бывает свободной (Анекдоты 1993: 6).
Особенное-конкретно-абстрактное. Динамический аспект материализации явления. Развитие тела как проявление преобладания закона распада над законом гармонии (доля самоубийц среди погибших “не своей смертью”). Речевые метки саморазрушения (“не смогу”, “не получится”). Болезнь и выздоровление как процесс, протекающий во времени. Процессуальные аспекты использования конкретных психотехник, помогающих осознаванию и выздоровлению. Речевые метки саморазрушения и самоорганизации. Речевая деятельность или активность?
 
В русских анекдотах фиксируется «заразительность» антиобщественных форм поведения:
Возле общественного туалета стоит негр и писает. Подходит милиционер:
– Как Вам не стыдно, не можете в туалете это сделать?
Негр очень смущённо:
– Нет, нельзя! Там – белый господин вино пьёт! (Анекдоты 1993: 15)
В русских анекдотах отмечается, с одной стороны, психологический феномен прирастания маски к личности, а с другой – показывается некоторая неадекватность психологических масок:
Штирлиц с трудом открыл глаза и подумал:
«Если я у них, то я штандартенфюрер Штирлиц.
Если я у своих, то полковник Исаев…»
Входит милиционер:
– Ну и здорово же Вы вчера надрались, гражданин Тихонов!.. (Анекдоты 1993: 15).
В анекдотах высмеивается склонность большой части населения России к бытовому алкоголизму:
Бизнес по-советски. Украсть ящик водки, выпить содержимое, бутылки сдать, а деньги – пропить (Анекдоты 1993: 16).
Или:
– Папа, мама сказала, что теперь водка дорогая, и ты будешь меньше пить.
– Она ошибается, сынок, это ты теперь будешь меньше есть (Анекдоты 1993: 17).
Или:
Одна девушка говорит другой в баре:
– Представляешь, никак не могу поймать кайф. То недобор, то в отключку… (Анекдоты 1993: 17).
В анекдотах обращается внимание на типичность в семейных отношениях несовпадения сексуального темперамента:
Жена у сексопатолога:
– Доктор, посоветуйте, что мне делать, муж совсем измучил. Приходит домой, съедает борща – и сразу в койку. И откуда только силы берутся?
– Пусть устроится ещё на одну работу, скажите, что Вам не хватает денег.
Так она и сделала. Муж пришёл после второй работы поздно вечером очень усталый.
– Ну что, борща? – спрашивает жена.
– Какого борща – устал, как собака. В койку! (Анекдоты 1993: 24)
В русских анекдотах высмеивается распространённость среди мужчин инфантов и импотентов:
Молодая чета приходит к сексопатологу. Муж виновато:
– Доктор, я до сих пор не знаю, что нужно делать с женой в постели.
Врач скользнул взглядом по молоденькой жене:
– Сейчас покажу.
Уложил её на кушетку и исполнил обязанности мужа.
– Ну, теперь ясно?
– Спасибо, доктор. Только я не знаю…
– Что ещё?
– Если Вы будете заняты, то куда нам обращаться (Анекдоты 1993: 23).
В анекдотах подвергается иронии распространённость глупых женщин:
Беременная женщина на приёме у мужчины-гинеколога:
– Доктор, а в какой позе я буду рожать?
– Ну что Вы беспокоитесь, голубушка, в той же самой, в какой зачали ребёнка.
– Какой ужас. Рожать ребёнка на заднем сиденье автомобиля с высунутой в окно ногой!? (Анекдоты 1993: 23).
Особенное-особенное. Функциональный аспект материализации явления. Примеры выздоровления в результате изменения единиц мышления и языка, внутренней психологической ситуации. Конкретные психотехники и контрсуггестивные тексты как средство стабилизации личности. Функциональная несостоятельность манипуляций на физическом уровне.
 
В русских анекдотах фиксируется дефектность причинно-следственных связей в мировосприятии одного из директоров, сделавшего не самые точные выводы:
Директор уволил секретаршу и приказал найти новую. Объявили конкурс. Одна приходит, её проверяют – опытная. Директор спрашивает:
– А ножницы у Вас есть?
– Нет.
Отказал. И так не принял девять. Наконец, у десятой оказались ножницы. Приняли. Через неделю она спрашивает шефа:
– А при чём тут ножницы?
– Понимаешь, однажды я приехал на работу, а секретарши заметила, что на ширинке оторвана пуговица. Стала пришивать, пришила, а нитку стала откусывать зубами. В это время вошёл первый секретарь горкома. Объявил выговор за разврат в рабочее время… (Анекдоты 1993: 3).
В анекдотах говорится и о разрушительном характере привычного хода мыслей во вполне конкретной ситуации:
Аллочка пришла на работу с синяком под глазом.
– Кто это Вас так?
– Муж.
– Так он же в командировке?
– Я тоже так думала… (Анекдоты 1993: 4)
В русских анекдотах высмеивается невнимательность лечащего персонала в современных больницах:
К знахарю, ставящему диагноз по радужной оболочке глаза, приходит мужчина:
– Доктор, чем я болен?
Тот быстро его к прибору:
– Так, у Вас инфаркт миокарда, рубцующаяся язва желудка и хроническая ангина.
– О, какой ужас! Может, Вы посмотрите другой глаз?
– Зачем?
– Но ведь Вы смотрели стеклянный протез! (Анекдоты 1993: 22-23)
В анекдотах высмеиваются глупые надежды на чудесное исцеление в результате какого-то внешнего влияния:
Кашпировский зачитывает очередную телеграмму:
«У меня за ушами были бородавки. После Ваших сеансов уши отпали, а бородавки остались, но потемнели» (Анекдоты 1993: 25).
В анекдотах высмеивается убыточность некритичного отношения к словам:
Холостой мужчина купил жензаменитель:
– Не читая инструкции, быстро в постель, находит отверстие, вставляет своё хозяйство и медленно наживает кнопку в ожидании кайфа. Резкая боль пронзила его тело, осмотрел хозяйство, Боже! Пришита пуговица от кальсон (Анекдоты 1993: 38).
Особенное-единичное. Личностный аспект материализации явления. Реальная судьба личности как факт уникальной неповторимости факторов ее формирования и развития, как результат манипуляций и актуализаций в области мышления и языка.
 
В русских анекдотах содержится информация о конкретных исторических личностях, ср.:
У Бриджит Бардо спросили:
– Что для Вас является самым большим удовольствием?
– Рюмку коньяку – до, и сигарету – после (Анекдоты 1993: 3).
Единичное-всеобщее. Генетический аспект уникально-неповторимой интерпретации. “Другой” как отражение собственного “Я”. Социо- и нациокультурные аспекты восприятия “чужого”, “Другого”. Социо- и нациокультурные аспекты манипуляций над языком и мышлением (“лингвистические преступления”).
 
В русских анекдотах обнаруживается ирония по поводу «лингвистических преступлений», типичных для средств массовой информации:
Сообщение ТАСС:
«Вчера в Тихом океане столкнулась с айсбергом и затонула американская подводная лодка. Команда айсберга награждена орденами и медалями» (Анекдоты 1993: 43).
В анекдотах фиксируется армейская готовность согласиться с любым высказыванием, если оно принадлежит старшему по службе:
– Товарищ прапорщик! А крокодилы летают?
– Шо-о!? Кто тебе такую херню сказал?
– Товарищ майор.
– Товарищ майор?! Да-а…
– Видите ли, товарищ сержант, вообще-то, они летают, но низэнько, низэнько! (Анекдоты 1993: 44).
В русских анекдотах фиксируется сдвиг русского национального сознания в сторону криминализации:
Разговаривают две подруги:
– Наташа, ты ведь окончила школу с золотой медалью, была отличницей в университете!.. Как же ты стала валютной проституткой?..
– Ах, сама не знаю… Наверно, просто повезло? (Анекдоты 1993: 7)
Единичное-общее. Логический аспект уникально-неповторимой интерпретации. Тождество “лжи” и “правды” в коммуникации. Перспективы общества в плане решения проблемы гармонизации мышления, языка и судьбы.
 
В русских анекдотах фиксируется известное положение о том, что на уровне коммуникации каждый прав, а несовпадение точек зрения на одно и то же событие – вполне обычное явление:
– Жена, сколько раз ты мне изменяла?
– Всего два раза, милый: один раз с оркестром, другой – с футбольной – командой (Анекдоты 1993: 5).
Или:
Проститутка спрашивает у товарки:
– Ты в первый раз – как? По любви или за деньги?
– Ну, три рубля не деньги. Значит, по любви! (Анекдоты 1993: 6).
Единичное-конкретно-абстрактное. Динамический аспект уникально-неповторимой интерпретации. Общение людей как процесс манипуляций и актуализаций на уровнях мышления, языка и речи. Языковые метки манипуляций: “надо”, “нельзя”, “не твое дело”, “это ваши проблемы”, глагольные формы 3-го лица и оппозиция “Я – Они” – как метки саморазрушения на уровне коммуникации и т.п. Коммуникативная деятельность или активность?
 
В русских анекдотах фиксируется довольно обычный меркантильный интерес при заключении браков:
Она выскочила за него замуж на 3-й день знакомства с его сберкнижкой (Анекдоты 1993: 5).
В анекдотах приводятся случаи квазикоммуникации, т.е. случаи «будто бы общения», когда собеседник как бы не слышит и не понимает партнёра по общению:
Муж под утро является домой:
– Где ты был?! Я всю ночь ждала, глаз не сомкнула! – набрасывается на него жена.
Муж устало:
– А ты думаешь я спал? (Анекдоты 1993: 5).
В то же самое время приводятся случаи сверхкоммуникации, когда один из партнёров по общению «говорит больше, чем говорит»:
Жена собирается на юг.
– Дорогой! Что тебе привезти?
– Что хочешь, сейчас всё лечат (Анекдоты 1993: 5).
В анекдотах обращается внимание на привычность манипуляций во внутрицерковном общении:
В шикарном автомобиле едут две монашки. Ведёт машину девушка.
Монашка:
– Кто Вам купил этот лимузин? Папа?
– Нет, Ваш пастор.
– А он, негодяй, нам говорит – Бог Вам заплатит (Анекдоты 1993: 7).
Единичное-особенное. Функциональный аспект уникально-неповторимой интерпретации. Стратегическая несостоятельность манипуляций с мышлением и языком на межличностном уровне: соотношение выгоды и потерь. Изменение характера восприятия “Другого” как трансформация личной судьбы. Неудачник ли Диоген?
 
В русских анекдотах обращается внимание на национальные особенности коммуникации:
Касса аэропорта.
Грузин подходит к кассе, вкладывает в паспорт тысячу рублей, подаёт его кассиру и просит:
– Дарагой! Одын бэлэт на Москва!
Из кассы:
– Бэлэтов – нэт! – и возвращает паспорт.
Пассажир добавляет ещё тысячу рублей.
– Дарагой! Дай бэлэт! Сильно спешу.
Кассир снимает трубку телефона:
– Дэвушка, мне областного прокурора.
Пассажир про себя думает: «Неужели земляк продаёт?» Но слышит речь кассира:
– Товарищ прокурор, Ваша бронь отменена. Вы в Москву не полетите (Анекдоты 1993: 38).
В русских анекдотах содержатся примеры манипуляций, которые, по логике событий, затем приведут к большим неприятностям для манипулятора:
Стук в дверь. Муж открывает и видит мужчину с ручкой и блокнотом в руках.
– Будете принимать участи в групповом сексе?
– А кто ещё будет?..
– Вы, я и Ваша жена.
– Не-е, я не буду.
– Тогда я Вас вычёркиваю (Анекдоты 1993: 3).
В русских анекдотах фиксируются удачные ответы женщин при неудачном комплименте:
Два лейтенанта идут по улице. Видят впереди девушку с прелестным задом. Обгоняют, заглядывают в лицо и разочарованно произносят:
– Девушка, если бы Вы были так же прекрасны спереди, как сзади, мы бы Вас расцеловали.
– Целуйте туда, где я красива! (Анекдоты 1993: 3)
В анекдотах фиксируются тонкие нападения женщин на мужчин:
Сарра:
– Дорогой, на тебе сидит гавнянная муха!
– Что ты хочешь сказать, что я говно?
– Нет, но муху не обманешь (Анекдоты 1993: 37).
Единичное-единичное. Личностный аспект уникально-неповторимой интерпретации. Мышление, язык и судьба личности в плане уникальной неповторимости ее восприятия другой личностью. “Дом с мезонином”, М.Горький.
 
В русских анекдотах обозначается уникально-неповторимое в коммуникативном акте несовпадение значения и смысла сказанного:
Доктор больному:
– Вам нельзя пить, курить, увлекаться случайным сексом, играть в карты.
Больной про себя:
– Видимо, тут уже побывала моя жена (Анекдоты 1993: 25).
 
Цитируемая литература:
 
Анекдоты. – Вып. 1. – М.: Вихрь, 1993. – 64 с.
Анекдоты: Сборник. – Ростов-на-Дону: Книга, 1995. – 576 с.
Анекдоты от Никулина. – Рига, 1991. – 48 с.
Гагаев А.А. Теория и методология субстратного подхода в материалистической диалектике. – Саранск: Изд-во Мордовск. ун-та, 1991. – 308 с.; вкл.
Гагаев А.А. Теория и методология субстратного подхода в научном познании: К вопросу о понятии «субстрат» в классической, неклассической, постнеклассической науке и метафизике. – Саранск: Изд-во Мордовск. ун-та, 1994. – 48 с.
Пузырёв А.В. Анаграммы как явление языка: Опыт системного осмысления. – М.; Пенза: Ин-т языкознания РАН, ПГПУ им. В.Г.Белинского, 1995. – 378 с.
Пузырёв А.В. Опыты целостно-системных подходов к языковой и неязыковой реальности: Сборник статей. – Пенза: ПГПУ имени В.Г. Белинского, 2002. – 164 с.

Контакты

Твиттер

Живи успешно (6 days ago)
НОВОЕ САЙТЕ: Прочтите ваши сопли https://t.co/bnclSlNRUb
Живи успешно (2 weeks ago)
НОВОЕ НА САЙТЕ: Хочешь быть здоровым – будь! https://t.co/fbxXsLuU91
Живи успешно (3 weeks ago)
НОВОЕ НА САЙТЕ: Как не болеть вообще https://t.co/IrUUZqCHKp
Живи успешно (4 weeks ago)
НОВОЕ НА САЙТЕ: Как стать хозяином своей жизни https://t.co/ce3vmQndGj
Живи успешно (5 weeks ago)
НОВОЕ НА САЙТЕ: Ах, оставьте меня!.. https://t.co/H7lOfNR2B0