Психотипические особенности политических лидеров Второй мировой войны

(совместно с студ. Ек.П.Борисовой, Н.А.Жуплатовой, А.Г.Морозовой, Ек.А.Шишкиной)

Целью настоящего доклада является исследование психотипических (соционических) особенностей политических лидеров Второй мировой войны. К числу таких лиц нами относятся Адольф Гитлер, Йозеф Геббельс, Уинстон Черчилль, Франклин Рузвельт, Гарри Трумэн, Иосиф Виссарионович Сталин, Лаврентий Павлович Берия. Бóльшая часть названных лиц во время войны представлена главами государств (Гитлер, Черчилль, Рузвельт, Трумэн), другая, меньшая (Геббельс, Берия) – лицами, принявшими в войне более чем существенное, хотя и недооценённое потомками участие.

Соционические исследования восходят к учению К.Г.Юнга о психологических типах, предлагавшего в психике человека различать четыре оппозиции: рациональность – иррациональность, экстраверсию – интроверсию, чувства – интуицию, логику – этику [К.Г.Юнг 1997: 189-283; А.Л.Митрохина 2010 и мн.др.]. В силу ограниченности рамок повествования детализировать эти оппозиции представляется излишним.

Спецификой настоящего доклада является то, что для обоснования для соционического типирования используются главным образом официальные документы, а также дневники названных лиц и воспоминания лично знавших этих лиц современников. Только такой подход позволит избежать следования бытующим соционическим мифам и обеспечить научную объективность исследования.

Сталин Иосиф Виссарионович. Огромное значение личности Сталина для победы СССР в Великой Отечественной войне неоспоримо. Отрицать его могут только не очень сведущие или не очень знающие люди: рыба, как известно, гниёт и выздоравливает с головы. При анализе социотипических характеристик И.В.Сталина используется главным образом двухтомник воспоминаний современников, знавших И.В.Сталина лично [П.А.Журавлёв 2004]. Единственное исключение мы сделали для мемуаров Г.К.Жукова, «Воспоминания и размышления» которого, как обоснованно пишет Ю.И.Мухин, вполне можно было бы назвать «Сказки дедушки Жоры, потерявшего совесть» [Ю.И.Мухин 2005: 78] и потому в качестве надёжного источника восприниматься не могут. В силу ограниченности рамок статьи иллюстративный материал нами полностью не приводится.

О том, что Сталин является рационалом, ни у кого из социоников сомнений не вызывает. Здравый смысл подсказывает, что успешное функционирование планового (т.е. рационально организованного) социалистического хозяйства было бы невозможно, если бы во главе первого в мире социалистического государства находился иррационал. Для иллюстрации рациональности Сталина приведём всего лишь одну из множества цитат: «Сталин заметил, что на его взгляд, необходимо разработать единый государственный план использования племенного материала и расходования спецкредита» (3-10 апреля 1922 г., С.М.Будённый, цит. по: П.А.Журавлёв 2004 т. 1: 24). Особенно впечатляет распланированность первого рабочего военного дня Сталина, 22 июня 1941 года, когда за 13 часов работы он смог принять 28 человек (см.: Л.П.Берия 2014: 232-233).

У социоников обычно не вызывает сомнений интровертность Сталина. Приведём соответствующие примеры из воспоминаний: «Во время конференции у меня, да и у ряда других делегатов возникло недоумение, почему Сталин, в ту пору уже Генеральный секретарь ЦК партии, держался на этой конференции подчёркнуто скромно» (4-7 августа 1922 г., А.И.Микоян, цит. по: П.А.Журавлёв 2004 т. 1: 30); «Заседание затянулось, а Сталин по-прежнему неутомимо ходил, внимательно слушал, но никого не перебивал» (15 июня 1935 г., В.Г.Грабин, цит. по: П.А.Журавлёв 2004 т. 1: 57).

Наибольшие трудности у социоников вызвала оппозиция интуиция/сенсорика, поэтому остановимся на этой оппозиции чуть подробнее, нежели на других соционических характеристиках. Подавляющее большинство социоников – 85 % – считает И.В.Сталина сенсориком (http://sss.socioland.ru/people/view.php?id_people=6682), причём принадлежность Сталина к психотипу «Максим» (Инспектор, логико-сенсорный интроверт, ЛСИ, ISTJ) считается в соционике своего рода постулатом (http://www.socioniko.net/ru/celebr/stalin-antosh.html). Документы и воспоминания о Сталине, однако, однозначно свидетельствуют о том, что Сталин был интуитом.

Самым ярким проявлением интуитивности Сталина является сила его пророчеств. Таково его юношеское стихотворение, в котором он предсказал характер своей смерти (приведём лишь концовку этого стихотворения, переведённого Л.Котюковым, см.: [И.В.Сталин 2006: 9]):

Но люди, забывшие Бога,

Хранящие в сердце тьму,

Вместо вина отраву

Налили в чашу ему.

Сказали ему: «Будь проклят!

Чашу испей до дна!..

И песня твоя чужда нам,

И правда твоя не нужна!»

Сегодня существуют достоверные сведения о том, что Сталин был именно отравлен – литературы по этому вопросу сегодня более чем предостаточно, поэтому на неё не ссылаемся.

Когда Э.Ходжа, бывший первым секретарём Албанкой партии труда, пишет: «…Если Берут не был смещён с партийного руководства в Варшаве, как этого желал и диктовал Хрущев, то он должен был быть позднее ликвидирован в Москве неожиданным "насморком"» [Э.Ходжа 2013: 110], – его суждение нельзя считать прозрением интуита: оно было результатом знания положения дел их очевидцем. Когда же Сталин писал: «Вместо вина отраву Налили в чашу ему», – никакого Хрущёва он ещё не знал и не мог знать, а потому здесь и говорится о его пророческой интуиции.

О мощи его пророческой интуиции вспоминают многие его современники, ср.:

– Поймите, – сказал Сталин, – что нужно экономить время, иначе можно опоздать. Отправим пушку сразу на полигон, ускорим решение вопроса…

Лишь впоследствии я понял весь смысл этих слов: «Нужно экономить время, иначе можно опоздать» (14 июня 1935 г., В.Г.Грабин; цит. по: П.А.Журавлёв 2004 т. 1: 54). Речь, очевидно, шла о приближающейся и неизбежной войне.

Общеизвестны финальные – полные интуиции-пророчества – слова сталинского доклада, состоявшегося 6 ноября 1941 года в критической для Москвы ситуации: «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!»

А вот ещё один поразительный пример: «Походив немного, он неожиданно заговорил о себе:

– Я знаю, – начал он, – что когда меня не будет, не один ушат грязи будет вылит на мою голову. – И походив немного, продолжал: – но я уверен, что ветер истории все это развеет.

Нужно сказать прямо, я был удивлен таким высказыванием. В то время мне, да я думаю не только мне, а всем не представлялось вероятным, что кто-либо может сказать о Сталине плохое. Во время войны все связывалось с его именем, и это имело явно видимые основания. Гитлеровские армии были разбиты под Москвой, Сталинградом и на Курской дуге. Мы одерживали победы одну за другой…» (5-6 декабря 1943 г., А.Е.Голованов; цит. по: П.А.Журавлёв 2004 т. 2: 111-112). Сталин, как вытекает из приведённого примера, предвидел тот поток клеветы, который польётся на него после его жизни. Черчиллю приписывают в связи с этим потоком следующий афоризм: «Хрущёв – единственный политик в истории человечества, который объявил войну мертвецу. Но мало того – он умудрился её проиграть».

Не менее ярким проявлением интуитивности Сталина (в данном случае – его бессребреничества) является Сталинская премия. Малоизвестно то, что деньги на Сталинские премии брались из гонораров И. В. Сталина от издания его трудов (в том числе за рубежом), а не выделялись из государственных средств. Когда к власти приходит сенсорик, прежде всего он обеспечивает однонаправленный денежный поток – в противоположную сторону – к себе и своим детям (за примерами далеко ходить не надо).

Столь же убедительным свидетельством интуитивности Сталина является тот малоизвестный факт, что Сталин стал приёмным отцом для сына своего друга Артёма после его трагической гибели 24 июля 1921 года и воспитал сына своего друга и соратника как родного. Так вот, Артём Фёдорович Сергеев (сын т. Артёма) вспоминает о Сталине: «Да он всегда в одном и том же ходил» [А.Сергеев, Ек.Глушик 2006: 11] – более чем яркое свидетельство интуитивности Сталина.

Никем не оспаривается логичность Сталина. Она подтверждается и воспоминаниями. Ср.: «Опровергнуть эти доводы Сталина было, конечно, трудно: они были довольно убедительны» (25-30 апреля 1922 г., А.И.Микоян, цит. по: П.А.Журавлёв 2004 т. 1: 26); «Сталин также произвел на меня впечатление своей хладнокровной мудростью, при полном отсутствии каких-либо иллюзий» (8 сентября 1942 г., У.Черчилль, Речь в британском парламенте по итогам визита в Москву в августе 1942 г.); «против таких доводов возражать было трудно» (Середина февраля 1944 г., К.А.Мерецков, цит. по: П.А.Журавлёв 2004 т. 2: 127); «Сталин не согласился.

– Молодой автор, – сказал он. – Что значит молодой автор? Зачем такой аргумент? Вопрос в том, какая книга – хорошая ли книга? А что же – молодой автор?

Эти его слова не были отрицательной оценкой названных Панферовым книг. Наоборот, об этих книгах он отозвался, в общем положительно. А его замечание – что значит молодой автор? – носило в данном случае принципиальный характер» (31 марта 1948 г., К.М.Симонов, цит. по: П.А.Журавлёв 2004 т. 2: 252).

Анализ имеющихся документов и воспоминаний, таким образом, заставляет прийти к выводу, что Сталин был рационалом, интровертом, интуитом, логиком, т.е. относился к психотипу Робеспьер (Декарт, Аналитик, логико-интуитивный интроверт, ЛИИ, INTP).

Берия Лаврентий Павлович. Вклад Л.П.Берии в Победу официальными СМИ замалчивается или искажается. Мало кому известно, что именно его усилиями, точнее – под его руководством, в кратчайшие сроки была создана Бомба, сделавшая надвигавшуюся ядерную войну бессмысленной. Мало кому известно, что именно его инициатива стала источником подготовки снайперов для Войны. Почти неизвестно, что именно дивизии НКВД, сформированные Л.П.Берией, сыграли ключевую роль в Сталинградской битве, et cetera, et cetera, см.: (http://read24.ru/fb2/sergey--kremlev-beriya-luchshiy-menedjer-xx-veka/).

Главным источником по этой исторической личности являются его спасённые (к сожалению, не полностью) дневники [Л.П.Берия 2014], ссылка на них будет осуществляться с указанием конкретной даты записи и страницы. Неоднократно высказывалось мнение, что дневники Л.П.Берии – это фальшивка, но в таком случае мы должны признать, что рядом с ним находился кто-то, кто обладал всеми его личностными качествами: слишком достоверно с психологической точки зрения выглядят опубликованные записи. На наш взгляд, причины различий в подходе к вопросу о достоверности дневников Л.П.Берии лежат в мотивационной сфере говорящего (какой он хочет видеть Россию – сильной и успешно развивающейся, как при Л.П.Берии, или слабой и ведомой к загниванию мировой провинцией, как после его убийства). Используемая методология гласит: на уровне коммуникации каждый прав [А.В.Пузырёв 2007]. Важно только разобраться, кто чью правду высказывает.

В этом смысле, смысле используемой методологии, Дневники Берии, изданные Аланом Уилльямсом, выдают правду (= сексуальные фантазии) издателя – чтó именно делал бы этот издатель, если бы у него была такая власть, какая была у Лаврентия Павловича Берии.

В соционике по поводу Л.П.Берии единства взглядов нет. Несколько чаще, чем другие, лидирует психотип Жуков (http://sss.socioland.ru/people/view.php?id_people=9191), вероятней всего потому, что впервые эта характеристика Л.П.Берии была дана такими мэтрами соционики, как Аушра Аугустинавичюте, Виктор Гуленко, Вера Стратиевская. Иными словами, Л.П.Берия чаще воспринимается как иррационал, экстраверт, сенсорик, логик. Имеющийся материал позволяет усомниться в некоторых психотипических характеристиках, приписываемых Л.П.Берии.

Вопреки распространённому мнению социоников об иррациональности Л.П.Берии, материал неоспоримо свидетельствует о том, что Л.П.Берия являлся рационалом. Планирование, тщательность и разумность организации была у Л.П.Берии в крови: «Говорили по разведке. Я сказал, что пока руки не доходят, но разведку надо будет ставить по новому. И надо разведчиков готовить по плану, а не так, как художественная самодеятельность» [запись от 16/Х-38; с. 58]; «Военный Театр был сложным, так что учеба была хорошая, пусть военные и Коба разбираются. Наше дело предателей ловить. А не линии обороны прорывать и в армии порядок наводить. На бардак указали, а там выправляйте. А все равно моим пограничникам пришлось повоевать изрядно, я так Климу и сказал при Кобе. Дело Погранвойск границу охранять, а они за пехоту в атаку ходили. Это не дело» [8/III-40; с. 137]; «Что нам мешает, это незавершенка. Хватаются за все сразу, а потом не могут в срок построить и начинается волынка. С этим надо кончать, я так всем и сказал. Точный график! Не можешь, скажи. Я тебе помогу чем могу и чем не могу, но ответственность на тебе. Ты специалист, тебе отвечать» [15/III-41; с. 191] и т.д.

Несомненна экстравертность Л.П.Берии, занимавшегося самым широким кругом вопросов и никогда не боявшегося переработать: «Когда муд…ки заправляли, гнило было. Что Лаврентий, что Мамия. А когда Коба мне поверил, дал власть, я Грузию двинул так, что пусть кто другой попробует. За шесть лет не узнать. Это же ясно видно! И только все наладилось, а тут снимайся, Лаврентий, кати в Москву. Шпионов лови. Я их в ЧК на всю жизнь наловился. Самое тяжелое время пережили, сколько ср…ни вычистил, подполье задавил, промышленность развил, науку поднял, Тифлис реконструировал. Сразу видно, что сделано, видно что делать надо» [29/VII-38; с. 37]; «Жалко что я из Грузии уехал, там месяц прожил, все, что сделал на глазах. Был грязный берег, делай набережную. Сегодня фундамент, через месяц уже стены стоят. А тут хлебаешь это болото, а оно все болото и болото, а хлебать надо. Ну ладно, буду хлебать. Потому что этого не сделаешь, и дела не будет. Поскорей бы с этой сволочью разобраться, и тогда можно поработать. Разведка, Погранохрана и по производственным Делам разобраться. Тут такая махина, тоже можно крепко поработать» [20/ХI-38; с. 63-64]; «Сегодня товарищ Сталин говорит мне, когда остались одни, насчет Интуриста ты прав, так всегда и действуй. Ты хоть и в ГПУ сейчас, а всегда должен смотреть широко, в государственном масштабе. Не со своей кочки а как с горы. Ты молодец, умеешь видеть все сразу. Так и шуруй» [24/I-39; с. 82]; «Время в Москве летит не как в Тбилиси. Уровень другой. Там меня только дело в шею толкало, а тут еще Коба толкает, кручусь и верчусь. Приходится делать все сразу. Сам удивляюсь, пока не устаю. Все интересно, и сам вижу, как все двигается» [23/VII-39; с. 110]; «Коба уже говорил мне, готовься, Лаврентий, будешь куратором по нефти и еще добавим. Я сказал «Спасибо. Раз надо, буду. Я нефть хорошо знаю». Он говорит, потому и гружу на тебя. А что? Потяну! Я и больше потяну» [23/ХII-40; с. 175]; «Для Кобы сейчас главное от меня Самолеты. И Танки. И Минометы. Еще Винтовки и Пулеметы. Людей тоже дай» [30/IХ-41; с. 255] и т.п.

Хотя многие соционики склоняются к мнению, что Берия был сенсориком, тем не менее материал дневников позволяет с уверенностью утверждать, что Л.П.Берия был интуитом, умевшим видеть отдалённое будущее: «Ба! Я уже считай вернулся в ЧК, думаю о делах не в Тбилиси, а в Москве. Вот так, Лаврентий. Не пожалел тебя Коба, на дает спокойно дома жить. Там и не выспишься как следует, Коба не даст. Так что сейчас ложусь спать, пока можно. Болел за «Динамо» Тбилиси, придется болеть за «Динамо» Москва. А может еще обойдется, может останусь. Но вряд ли» [29/VII-38; с. 38]; «Заканчиваем Положение об Архивах. Тоже большой бардак, пора навести порядок. Архив – это история. Потом придумать можно что хочешь, а хочешь правды, без архива не получишь. А у нас так: «А, бумажка». Нет, сегодня бумажка, а через сто лет документ. Беру архивы под себя и ставлю это дело крепко» [1/I-40; с. 129][1]; «Два года как я Нарком. Поработал, не стыдно. Если завтра война, НКВД не подведет. Не знаю как армия. Золота на рукавах много, а как насчет другого – посмотрим» [1/ХI-40; с. 172][2]; «Я так своим и говорю, товарищ Сталин сказал, отдохнём после Победы. А кто и раньше отдохнет. До Победы дожить надо. Части начинают прибывать, надо сколотить за два-три дня. Коба сказал, готовь немедля. А в бой пока не пойдут. Надо Москву прикрыть. Но вижу по обстановке, часть придется бросить под Смоленск. Уже туда дошли! Как они прут! Ничего, все равно нае…нутся! Работай Лаврентий! До Победы!» [9/VII-41; с. 238]; «А вот вам х…й, а не Москва. Парад провели и через год прведем! И через десять! И через сто! И в Берлине Парад проведем!» [7/ХI-41; с. 262] и т.п.

Столь же несомненна логичность Л.П.Берии: «Уже понятно, что массово сажали, а теперь надо массово освобождать. Расстрелянных не вернешь, а там тоже не все виноваты. Но постреляли много за дело. Даже если сегодня не вредили, война если началась, вредили бы. И жгли, и убивали и отравляли, и взрывали. Враг есть враг. Пока тихо, он сидит тихо, а порохом запахнет, начнет действовать» [26/ХII-38; с. 77]; «Надо взяться за погранохрану. Пограничник должен быть на границе не сторожем. А хозяином и часовым передовой линии. Это большое дело и оно сейчас очень плохо поставлено. Во Внутренних Войсках тоже бардак, но у них своя специфика. Они как раз должны быть сторожа, а какие они к еб…ной матери сторожа если за один год сбежало 30000 человек. Долбое…ы» [11/I-39; с. 81]; «Нидермаер хвалился, что немцы до войны разведали в Англии все цели и бомбят точно, а англичане не знают расположения важных военных об′ектов и 50% бомб падает на невоенные объекты. Вывод: они ведут такую разведку и у нас, надо усилить оперативно-чекистское обслуживание по всем об′ектам доступным для бомбежки» [15/IХ-40; с. 167]; «В Америке собираются проводить Атомные учения. Они готовятся к войне. Мы тоже готовимся к войне. Но если у нас будет Водородная бомба, может войны не будет. Я видел разную войну. Первая была по сравнению со второй игрушечная. А какая может быть третья? Когда мы приехали в Эпицентр первого взрыва и я ходил по стеклянной корке вместо земли, стало ясно, это совсем другое оружие. <…> Это если взорвать Атомную бомбу. А если водородную? Я говорил с Игорем. Он говорит: «Нам надо сделать такое оружие, чтобы война стала невозможной». Хорошо бы. Ну её в п…зду, эту войну. Человек должен строить» [12/Х-51; с. 531] и мн. др.

Таким образом, анализ имеющихся документов и воспоминаний, а самое главное – его дневниковых записей, заставляет прийти к выводу, что Л.П.Берия был рационалом, экстравертом, интуитом, логиком, т.е. относился к психотипу Джек (Джек Лондон, Предприниматель, логико-интуитивный экстраверт, ЛИЭ, ENTJ).

Гитлер Адольф. Роль А.Гитлера в развязывании Второй мировой войны более чем заметна, хотя и зачастую преувеличивается, см., например, соответствующее исследование Н.В.Старикова [Н.В.Стариков 2008]. Довольно распространённое мнение о нём как о закоренелом злодее и маньяке, думается, связано с тем обстоятельством, что А.Гитлер, а с ним и германский народ, Войну проиграл, а официальную историю, как известно, пишут победители, а вовсе не историки. Официальные историки подобны в этом смысле журналистам, которые с гордостью относят себя к представителям «второй древнейшей профессии» (к первой в этом смысле почему-то относится проституция).

В качестве источников по этой исторической личности нами используются прежде всего воспоминания людей, знавших А.Гитлера не один год – Л.Рифеншталь [Л.Рифеншталь 2006], А.Шпеера [А.Шпеер 2010], Г.Раушнинга [Г.Раушнинг 1993]. Все эти источники в целом исходят из негативных к Гитлеру установок – может быть, книга Г.Раушнинга характеризуется бóльшей (в плане негативности восприятия) пристрастностью, нежели две других. Если эти авторы отмечают у Гитлера одни и те же качества, значит, к их свидетельствам можно относиться с доверием.

Подавляющее большинство социоников относят Гитлера к типу Гамлет, т.е. к рационалам, экстравертам, интуитам, этикам (см.: http://sss.socioland.ru/people/view.php?id_people=4134). Знакомство с воспоминаниями близко знавших А.Гитлера людей не позволяет согласиться с этим соционическим постулатом.

Вопреки устоявшемуся мнению специалистов по соционике, что Гитлер был рационалом, воспоминания людей, близко его знавших, свидетельствуют о его иррациональности.

Об этом неоспоримо свидетельствует А.Шпеер, проведший рядом с Гитлером не один год: «Когда сияло солнце, могло случиться, что фюрер и рейхсканцлер, сняв китель, в одной рубашке ложился на траву» [А.Шпеер 2010: 59]; «Кроме того, он очень не любил разграничивать сферы компетенции» [А.Шпеер 2010: 275]; «В глазах народа фюрер был человеком, который неустанно трудится день и ночь. Тот, кому знакомы методы работы любой творческой натуры, наделенной темпераментом, пусть истолкует это чуждое всякой дисциплине деление дня как жизненный стиль человека богемы. Насколько я мог наблюдать, он, по неделям занимаясь пустяками, доводил до созревания какую-нибудь проблему, чтобы потом, после "внезапного политического озарения", окончательно сформулировать представляющееся ему верным решение за несколько дней напряжённой работы… Но, единожды приняв решение, он возвращался к привычной праздности» [А.Шпеер 2010: 175-176]. Об иррациональности А.Гитлера свидетельствуют и Лени Рифеншталь [Л.Рифеншталь 2006: 108], и Г.Раушнинг [Г.Раушнинг 1993: 147].

А.Шпеера, до мозга костей рационала, иррационализм Гитлера просто раздражал (выделим курсивом соответствующие лексические единицы): «Большую часть времени занимало праздношатание по строительным площадкам, студиям, кафе, ресторанам, с длинными монологами, адресованными неизменному окружению, которое уже досыта наслушалось неизменных тем и лишь с трудом скрывало скуку» [А.Шпеер 2010: 62]; «Что до времени появления, то в этом вопросе Гитлер демонстрировал самодержавную непунктуальность. Если обед был, к примеру, назначен на два часа, то Гитлер обычно появлялся в три, а то и позже…» [А.Шпеер 2010: 157]; «…Гитлер часто говорил мне: "А вы минутку подождите. Я бы еще хотел кое-что с вами обсудить". Одна минута часто затягивалась на целый час, а то и больше» [А.Шпеер 2010: 171]; «Первым изложил свои требования рейхслейтер Борман, который сумел убедить не слишком последовательного в своих решениях Гитлера отменить свой приказ» [А.Шпеер 2010: 282] и т.п., и т.п.

Такие типичные для социотипа Гамлет характеристики, как признание семьи высшей ценностью (а Гитлер вообще не был женат – женатым он был всего лишь последние полтора дня своей жизни), тяготение к чёткому распределению обязанностей, хорошее ощущение времени и стремление его экономно использовать, у Гитлера отсутствовали полностью.

Следует согласиться с социониками, что А.Гитлер был экстравертом (экспансионистская политика нацистской Германии – ярчайшее свидетельство экстравертности её тогдашнего государственного лидера). Наиболее ярко экстравертность Адольфа Гитлера можно проследить по видеозаписям его выступлений перед публикой – свободная эмоциональная речь, экспрессивность голоса и жестов.

Об этом свидетельствуют и воспоминания: «Фюрер говорил свободно, без бумажки. Его слова словно хлестали слушателей» [Л.Рифеншталь 2006: 107]; «И на этот раз речь Гитлера была сплошным монологом. Он не задал ни единого вопроса и не дал никакой возможности его прервать. Слова лились без перерыва» [Л.Рифеншталь 2006: 147]. В силу того что экстравертность Гитлера никем не оспаривается, это его качество далее не обосновывается.

По оппозиции интуиция/сенсорика Гитлера общепринято относить к интуитам. Воспоминания о Гитлере подтверждают этот соционическую характеристику. Гитлер активно пробовал себя в сфере живописи. Согласно Александру Клинге, историки приписывают авторству Гитлера более 3400 картин и эскизов. Сам он был безразличен к физическому комфорту [Л.Рифеншталь 2006: 172] – типичная характеристика интуитов. Он совершенно равнодушно относился к тому, что называется «детальной проработкой материала» и «сердился, когда к нему приходили с проблемами, требующими скрупулезного обдумывания» [Г.Раушнинг 1993: 145].

Как интуита, Гитлера наиболее ярко характеризует его природная способность предугадать события и смотреть в будущее, видеть вещи в перспективе (см. также: [А.Шпеер 2010: 43, 136, 163]). Получив отказ от Лени Рифеншталь на просьбу о создании фильма о его партии, он сказал ей следующее: «Фройляйн Рифеншталь, не подводите меня. Вам ведь придётся потратить всего несколько дней. Я убеждён, что только вы обладаете художественными способностями, необходимыми для того, чтобы из реальных событий сделать нечто большее, чем просто кинохроника. Чиновники из отдела кино Министерства пропаганды этого не сумеют» [Л.Рифеншталь 2006: 140]. Как известно, в результате Л.Рифеншталь создала «Триумф воли», документальный фильм, который по праву считается «лучшим пропагандистским фильмом всех времён».

Об иррациональности и интуитивности А.Гитлера фактически свидетельствует и А.Шпеер, его личный архитектор: «Подобные воспоминания нередко приводили Гитлера к мысли, что вот и сам он порой оказывался в тяжелейших ситуациях, но всякий раз его спасал какой-нибудь благоприятный поворот судьбы» [А.Шпеер 2010: 56].

Большинство социоников считает А.Гитлера этиком, т.е. относит его к эмоциональным личностям, умеющим налаживать контакты, манипулировать ими, пользующимся критериями честно-нечестногуманно-негуманно, т.е. к людям, объективная истина для которых является понятием относительным. Знакомство с воспоминаниями не позволяет согласиться с этим общепринятым мнением. Они неоспоримо свидетельствуют о логичности А.Гитлера (см. напр.: [А.Шпеер 2010: 129]). Особенно отчётливо мощная логика А.Гитлера демонстрируется Г.Раушнингом (вероятно, против воли самого автора). Гитлер исповедовал верность принятым обязательствам («Он взял на себя обязательства и считает нужным строго соблюдать их» [Г.Раушнинг 1993: 156]), постоянное самообучение («Я многому научился у марксистов. И я признаю это без колебаний. <…> Я учился их методам» [с. 148]; «Только дурак не учится у своих врагов. Только слабый человек боится потерять при этом свои собственные идеи» [с. 183]). Логичность и адекватность Гитлера иллюстрируется, например, таким свидетельством: «Гитлер заявил, что скорей будет иметь дело с армией недовооруженной, чем с вооруженной по последнему слову техники, но лишенной души и боевого духа» [Г.Раушнинг 1993: 127] и т.д. и т.п. Самым же достоверным указанием на логичность А.Гитлера является общеизвестная сила его убеждения – причём не только на большие массы людей (это факт достоверен исторически), но даже на оппонентов: «Я вынужден признать, что воодушевленная речь Гитлера произвела на меня впечатление» [Г.Раушнинг 1993: 158].

В конце концов, о логичности А.Гитлера свидетельствует логика здравого смысла: если работы А.Гитлера больше чем полвека спустя находятся в списке запрещённых книг, следовательно, они даже спустя столько лет не потеряли своей убеждающей силы (= логики).

Сказанное пишется вовсе не для того, чтобы оправдать А.Гитлера. Это был враг, и враг смертельный. Но чтобы жителям России быть сильными и жизнеспособными, врага и его характеристики надо знать. Анализ воспоминаний и документов, таким образом, показывает, что Гитлер был иррационалом, экстравертом, интутом и логиком, т.е. относился к психотипу Дон Кихот (Искатель, интуитивно-логический экстраверт, ИЛЭ, ENTP).

Йозеф Геббельс – рейхсминистр народного просвещения и пропаганды Германии (1933-1945 гг.), в этом качестве сыграл огромную (деструктивную) роль во 2-й мировой войне.

Безусловно, важнейшим источником, рассказывающим о жизни Геббельса и его личном толковании происходящих в мире событий, являются его дневники. Однако свободный доступ к ним отсутствует, поскольку в России книга «Геббельс Йозеф. Дневники 1945 года. Последние записи» решением Миякинского районного суда Республики Башкортостан от 13.01.2011 включена в федеральный список экстремистских материалов и запрещена. Для анализа психотипических характеристик министра просвещения используется книга Е.М.Ржевской «Геббельс. Портрет на фоне дневника», содержащая выдержки из дневников Геббельса. Писательница Елена Ржевская в годы Второй мировой войны была военным переводчиком в штабе армии. В Берлине она участвовала в разборке документов, найденных в бункере. В качестве второго источника выбрана книга, содержащая материалы публичных речей министра – «Так говорил Геббельс». Третьим источником стали «Мемуары» Лени Рифеншталь, кинематографа, тесно сотрудничавшего с Йозефом Геббельсом во время работы над документальными фильмами «Триумф воли» и «Олимпия», сделавшими её активным пропагандистом Третьего рейха.

Большинство социоников причисляет Й.Геббельса к психотипу Гамлет, т.е. считает его рационалом, экстравертом, интуитом, этиком. Полагаем, что отнюдь не все психотипические характеристики Й.Геббельса в данном случае определены верно.

То, что Геббельс являлся рационалом, несомненно. То, что он создал один из самых отлаженных для того времени пропагандистских центров, говорит о несомненно высоком уровне личностной организованности и ответственности. Геббельс ставил перед собой конкретные цели и всеми путями старался и достичь. Для иллюстрации рациональности Геббельса приведём одну из множества цитат: «Работал до позднего вечера. Вопрос о России становится все более непроницаемым. Наши распространители слухов работают отлично <…> Время не терпит. Фюрер звонит мне еще поздно вечером: когда мы начнем печатать и как долго сможем использовать три миллиона листовок. Приступить немедленно, срок – одна ночь. Мы начинаем сегодня» (18 июня 1941 г., Й.Геббельс, цит. по: Е.М.Ржевская 2004: 268-269). Особенно впечатляет удивительная работоспособность Йозефа Геббельса. В своем дневнике 21 января 1930 г. он записал: «Надо работать, работать, не терять ни часа» (21 января 1930 г., Й.Геббельс, цит. по: Е.М.Ржевская 2004: 105)

Следует согласиться с мнением большинства социоников об экстравертности Геббельса. В своём дневнике он писал: «Другие живут и любят, они удивляются и обожествляют мою силу и ясность, а я живу только из самого себя, не находя даже эрзаца той энергии, которая мне нужна. Я должен давать и ничего не могу взять. От этого я медленно сгораю»(21 ноября 1928 г., Й.Геббельс, цит. по: Е.М.Ржевская 2004: 87-88). Об экстравертности говорят и многочисленные романы Геббельса, которые он заводил, находясь в законном браке с Магдой Геббельс. Л.Рифеншталь в своей книге «Мемуары» пишет: «Я с удовольствием ушла бы в антракте, но боялась скандала. Поэтому и осталась рядом с Магдой, которая, кстати, снова ждала ребенка. Стараясь казаться наивной, она без умолку тараторила о тех ухищрениях, на которые ей приходится идти, чтобы не выглядеть Золушкой рядом с красивыми актрисами, увивающимися возле ее мужа, чьи любовные похождения были притчей во языцех во всей Германии»[3] [Л.Рифеншталь 2006: 162]. Поразительным является то, как много Геббельс успевал сделать за короткий период времени: его телефон не умолкал, он постоянно был в центре событий, за один день он успевал побывать в десятке мест. Особенно важно то, что все эти хлопоты доставляли ему лишь удовольствие. Подтверждением этого может стать запись из дневника: «У нас прекрасная погода, но нет времени для отдыха. Вечно звонящий телефон приносит новые и новые известия. Напряженная и возбужденная жизнь. Пожалеешь, когда это кончится...» (21 мая 1941 г., Й.Геббельс, цит. по: Е.М.Ржевская 2004: 253).

Также несомненным для нас (как и для большинства социоников) является тот факт, что Геббельс был интуитом. Подтвердим наше суждение следующей цитатой из дневника министра пропаганды: «У меня слишком мало возможностей для отдыха. Я едва вижу самого себя. Мое личное «я» блекнет. Все притязают на меня, только я не могу ни на кого притязать» (21 ноября 1928 г., Й.Геббельс, цит. по: Е.М.Ржевская 2004: 87). Об интуиции Йозефа Геббельса вспоминает и Лени Рифеншталь: «– Помните, доктор, – продолжала я виноватым голосом, – вы предостерегали меня в отношении господина Егера, о котором я так пеклась и даже поручилась за него?

– И что же? – раздраженно прервал меня Геббельс.

По выражению его лица стало понятно, что о статейках Егера его еще не проинформировали. Я облегченно вздохнула.

– Произошло нечто очень неприятное – господин Егер опубликовал в Голливуде невероятно скандальные истории обо мне. Вы уже читали? – тихо спросила я и с волнением стала ждать его реакции.

Сделав пренебрежительное движение рукой, министр презрительно ответствовал:

– Я же вам сразу сказал, что не следует верить этому пачкуну.

Мне оставалось только кивнуть головой в знак согласия» [Л.Рифеншталь 2006: 237].

Наибольшие трудности у социоников при типировании Й.Геббельса вызывает оппозиция логика/этика. Большинство из них склоняется к тому, что Й.Геббельс был этиком и, таким образом, причисляет его к психотипу Гамлет. Но воспоминания современников свидетельствуют о том, что Геббельс всё-таки был логикомПодтверждений тому много. Одним из них могут стать впечатления молодого Геббельса после просмотра художественного фильма: «Вечером смотрели «Потемкина». Надо сказать, замечательно сделано. Прекрасные массовки. Пейзажные и технические съемки точного воздействия. Лозунги сформулированы так точно, что не найдешься возразить. В этом опасность фильма. Хорошо бы у нас был такой» (30 июня 1928 г., Й.Геббельс, цит. по: Е.М.Ржевская 2004: 84].

Доказательством логичности могут стать и «Мемуары» Лени Рифеншталь, свидетельствующие о личном мужестве Йозефа Геббельса и мощной силе его убеждения: «По сообщениям в прессе можно было заключить, что в партии Гитлера продолжалась борьба за власть. Геббельс в качестве гауляйтера Берлина умножил свои усилия. Удивительно, как силен физически был этот человек небольшого роста. Одна яркая речь сменяла другую. Мне он не нравился, но справедливости ради должна признать, что личного мужества ему было не занимать. Когда он выступал с речью в Берлине, в Веддинге, перед рабочими-коммунистами, в него бросали пивные кружки. Он не покидал трибуну, даже когда получал ранение, ему почти всегда удавалось овладеть настроенной против него толпой и убедить ее перейти на свою сторону» [Л.Рифеншталь 2006: 128].

О Геббельсе как логике говорит и его осознанное преклонение перед Гитлером, и тот факт, что Геббельс всегда ставил интересы партии превыше своих собственных: «Я преклоняюсь перед шефом. Иногда даже против своего убеждения... Но я должен так поступать, чтобы спасти партию...» (24 августа 1928 г., Й.Геббельс, цит.по: Е.М.Ржевская 2004: 78).

О личном мужестве и логичности свидетельствует то, что супруги Геббельс, уходя из жизни, приняли решение убить своих шестерых детей. Геббельс осознавал, что в противном случае в будущем детям пришлось бы предать собственного отца, и этот его поступок является неоспоримым свидетельством логичности Геббельса.

И точно так же, о логичности Й.Геббельса свидетельствует логика здравого смысла: если работы Й.Геббельса больше чем полвека спустя оказались в списке запрещённых книг, следовательно, они даже спустя столько лет не потеряли своей убеждающей силы (= логики).

Таким образом, имеющиеся записи дневников и воспоминания современников заставляют сделать вывод, что Й.Геббельс был рационалом, экстровертом, интуитом, логиком, т.е. относился к психотипу Джек (Джек Лондон, Предприниматель, логико-интуитивный экстраверт, ЛИЭ, ENTJ).

Черчилль Уинстон. Сэр Уи́нстон Леона́рд Спе́нсер-Че́рчилль являлся известным британским государственным и политическим деятель, известен как премьер-министр Великобритании в 1940 – 1945 и 1951 – 1955 годах. Сыграл немаловажную роль во Второй мировой войне и оставил несомненный след в истории политики ХХ века.

Для анализа психотипа Уинстона Черчилля была выбрана книга Франсуа Бедарида «Черчилль», поскольку эта книга находится в широком доступе в Интернете как для скачивания, так и для чтения он-лайн, что позволяет любому желающему ознакомиться с этой книгой. Удобством книги является то, что в ней приводится множество ссылок на различные источники, в том числе на личные письма и записи Уинстона Черчилля и многочисленные отзывы его коллег, родственников, друзей и просто людей, которые его знали лично. Для более точного определения психотипа У.Черчилля нами также используется книга Бориса Бейли «Черчилль без лжи. За что его ненавидят».

То, что Черчилль является иррационалом, ни у кого из социоников сомнений не вызывает. Очень многие современники Черчилля говорили о его недисциплинированном поведении и отсутствии конкретных планов как в работе, так и в жизни. Также все коллеги отмечали его постоянные опоздания на важные встречи и совещания, что говорит о неумении Черчилля выстраивать свой временной график и нежелании следовать установленному плану. В доказательство можно привести несколько цитат: «Преподаватели отмечали его "забывчивость, рассеянность, вечные опоздания, систематическое нарушение дисциплины". <…> Уинстон был непокорным, беспокойным и задиристым юношей. Даже во время каникул окружающие обращали внимание на его недисциплинированность, частые перепады настроения и внутреннюю растерянность» [цит. по: Ф.Бедарида 2011: 32]; «Беатрис, преуспевающий методичный социолог, описывала своего чересчур активного гостя: "Первое впечатление: очень беспокойный человек, порой он просто несносен. Не способен на долгую серьезную работу. Эгоцентричный, претенциозный, неглубокий человек, безусловно реакционер, но не лишен обаяния, весьма умен и своеобразен. Однако это своеобразие не ума, а характера. Больше походит на американского спекулянта, нежели на английского аристократа. Весь вечер говорил только о себе и своей предвыборной кампании. (...) Но несмотря ни на что, – продолжает Беатрис, – его смелость, мужество, огромный потенциал, а также та давняя традиция, которую он воплощает, вероятно, сослужат ему хорошую службу, если только он не погубит себя сам, как его отец"» [Беатрис Уэбб, запись в дневнике от 8 июля 1903 г., цит. по: Ф.Бедарида 2011: 56].

Об иррациональности мышления Черчилля говорит его склонность к депрессиям и пониженному настроению, а порой и вовсе к отчаянию и апатии: «Уинстон Черчилль, как и его предок Мальборо, да и многие великие люди, на протяжении всей своей жизни страдал от приступов глубокой депрессии. С детских лет и до последних дней депрессия была решающим фактором, определяющим его поступки, хотя в большинстве случаев Черчиллю удавалось скрывать свой недуг. В периоды депрессии им овладевало уныние, безысходная тоска терзала его и повергала в отчаяние. Черчилль сознавал, что подвержен психической патологии, и даже называл ее «черной собакой», потому что она неизменно сопровождала его в черные дни неудач» [Ф. Бедарида 2011: 34]; «Временами Уинстона вновь охватывало уныние, а чувство разочарования и вовсе не покидало его» [Мартин Гилберт, цит. по: Ф.Бедарида 2011: 117].

Большинство социоников считает У.Черчилля экстравертом [http://simtim.org/node/2183]. Анализ имеющихся источников неоспоримо свидетельствует о том, что Черчилль являлся интровертом. Об интроверности Черчилля свидетельствует его желание всегда быть на виду, привлекать к себе внимание. Многие из современников Черчилля отмечали тот факт, что Черчилль зачастую вёл себя подобно актёру на сцене. В доказательство можно привести свидетельства самого Уинстона Черчилля [цит. по: Ф.Бедарида 2011]: «Быть все время на виду, блистать, обращать на себя внимание, именно так должен поступать человек, чтобы стать героем в глазах публики, в этом залог успешной политической карьеры» [с. 39]; «Однажды я проскакал на своей серой лошадке по самой линии огня, тогда как все спрятались в укрытие, может быть, это и глупо, но ставки в моей игре велики, тем более, когда у тебя есть зрители, дерзости нет предела» [с. 39]; «С удовольствием узнал, что мои безумства не остались незамеченными» [с. 42]; «В наше время нужно уметь подать себя, борясь за место под солнцем с лучшими представителями рода человеческого» [с. 43].

О желании постоянно быть в центре внимания говорили и современники Черчилля, которые знали его лично и работали с ним. Ллойд Джордж говорил: «Аплодисменты, которыми аудитория встречала его речи в парламенте, ударяли ему в голову. Он, словно актер, нуждался в ярких огнях рампы и рукоплесканиях партера» [Ф.Бедарида 2011: 56]. Как заметил журналист Альфред Гардинер, Черчилль был «сам себе супермен», настолько поглощенный собой, что других он попросту не замечал» [цит. по: Ф.Бедарида 2011: 79].

Не вызывает сомнений у социоников интуитивность Уинстона Черчилля. Всем хорошо известно о любви Черчилля к сигарам, спиртным напиткам и обильной пище. Также не является секретом безответственное отношение Черчилля к своему довольно слабому здоровью, что также говорит о его интуитивности. Кроме того сам Черчилль считал, что обладает сильной интуицией и даже даром провидения, о чём охотно говорил своим знакомым и делился своими «предсказаниями». Об этой стороне личности Черчилля свидетельствуют следующие примеры: «Уинстон невзлюбил свою первую школу, о чем свидетельствовали нелестные характеристики, полученные «недисциплинированным, неумеренным в еде и неаккуратным» учеником Черчиллем» [цит. по: Ф.Бедарида 2011: 32]; «В колледже Уинстон начал курить, отдавая предпочтение сигарам, и употреблять спиртное, впрочем, в меру. В то время виски и коньяк еще не были его любимыми напитками» [Ф.Бедарида 2011: 35]; «В 1891 году Черчилль признался своему однокласснику Мюрланду Эвансу: "Мне снятся сны, в которых я вижу громадные перемены, которые вскоре произойдут в нашем спокойном мире. С нами случатся великие потрясения, ужасные битвы, война, масштабы которой сейчас нельзя вообразить… Я смотрю в будущее и вижу, что Лондон будет в опасности. Наша страна подвергнется страшному нападению… Я возглавлю оборону Лондона и спасу его и всю Англию от катастрофы". Впоследствии в своих книгах Уинстон стремился убедить своих читателей, что обладает даром пророчества и, кажется, искренне в это верил». [Б.Бейли 2013: 28].

Интуитивность Черчилля подтверждается его аномальным безразличием к собственному здоровью: «Предки Черчилля, как большая часть английских аристократов, учились в Итонской школе. Его туда нельзя было отдать, так как климат Виндзора, где находится эта старинная школа, был признан недостаточно благоприятным для мальчика со столь слабым здоровьем. Все это не мешает ему в 66 лет есть за троих, пить за двоих» [Б.Бейли 2013: 303].

Наибольшие сложности у социоников возникли с оппозицией логик/этик. Многие относят Черчилля к логикам [http://sss.socioland.ru/people/view.php?id_people=1253]. Обычно ссылаются на то, что что Черчилль всегда вёл себя как военный или солдат. С нашей точки зрения, это не самый сильный аргумент. Об этичности Черчилля свидетельствует отсутствие у него жёстких принципов и стабильных взглядов. Черчилль всегда был готов перейти в другой политический лагерь, принять любую позицию, которая казалась ему на тот момент выгодной, и изменить своё мнение сразу же, как только его прежняя позиция перестаёт приносить выгоду. В доказательство его этичности можно привести следующие цитаты: «В начале 1901 года двадцатипятилетний Уинстон вошел в состав парламента. На выборах в законодательное собрание, прошедших осенью 1900 года, – выборах «хаки» – он был избран депутатом от консерваторов Олдема, рабочего городка в Ланкашире. <…> 31 мая 1904 года Уинстон сделал решительный шаг: перешел из одной партии в другую, crossed the floor, как принято говорить, то есть пересел со скамьи консерваторов на скамью либералов. Утверждали при этом, что стоило только лидерам консерваторов поманить Черчилля министерским портфелем – и они смогли бы его удержать» [цит. по: Ф.Бедарида 2011: 51]. «Более сдержанно, но не менее сурово высказался в его адрес Остин Чемберлен: «Он сменил лагерь, руководствуясь личными интересами» [Ф.Бедарида 2011: 55].

«В политике, – признавался Черчилль, – успех зависит не столько от того, что ты делаешь, сколько от того, как ты себя ведешь. Дело не столько в уме, сколько в личности политика и его характере. (...) Выступления, связи, нужные друзья, имя, хорошие советы, не пропадающие даром, – все это важно, но поднимает тебя не выше определенного уровня. Тебя, как жокея перед скачками, взвешивают. Все жокеи должны пройти эту процедуру, и если твой вес окажется недостаточным, публика не поставит на тебя и пенни» [цит. по: Ф.Бедарида 2011: 79].

«Аткинс описал своего коллегу: «До тех пор мне никогда еще не доводилось встречать такого человека. Сразу видно, что он честолюбив, к тому же эгоцентричен, однако наделен способностью сообщать свой пыл окружающим и вызывать у них симпатию» [Ф.Бедарида 2011: 43].

Таким образом, анализ имеющихся документов и воспоминаний заставляет прийти к выводу, что Черчилль был иррационалом, интровертом, интуитом, этиком, т.е. относился к психотипу Есенин (Есенин, Лирик, интуитивно-этический интроверт, INFP).

Рузвельт Франклин Делано. Для определения психотипа Франклина Делано Рузвельта были проанализированы обращения Рузвельта к народу [Ф.Рузвельт 2012], воспоминания его сына Элиота Рузвельта [Э.Рузвельт 1947], воспоминания его современников [Из портфеля редакции 2002; Ф.Рузвельт 2012; Э.Рузвельт 1947] и биографический труд Н.Н.Яковлева «Франклин Рузвельт. Человек и политик. Новое прочтение глазами» [Н.Н.Яковлев 1981], автор которого опирался на многочисленные англоязычные источники.

Большинство социоников типирует Ф.Д.Рузвельта как рационала, экстраверта, интуита и логика и относит его к психотипу Джек (Джек, Изобретатель, Предприниматель, логико-интуитивный экстраверт, ЛИЭ, ENTJ) [http://sss.socioland.ru/people/view.php?id_people=7700]. Наши наблюдения подтверждают справедливость такого типирования, поэтому ограничимся минимумом примеров.

Очевидно, что Ф.Д. Рузвельт являлся рационалом. Действие по чёткому плану было для него привычным и удобным. Об этом свидетельствует множество фактов. Обратимся к воспоминаниям Элиота Рузвельта: «Приход курьера с почтой прервал на несколько минут нашу беседу. После его ухода отец вернулся к вопросу об основных мотивах предстоящей встречи. Мне кажется, он как бы репетировал свою роль, готовясь к переговорам, которые должны были начаться на следующий день, анализировал различные соображения, приведшие его сюда, и настраивал себя для ответа на требования Черчилля» [Э. Рузвельт 1947: 40]; «И снова отец как бы излагал свои мысли вслух, чтобы проверить их, привести в систему, упорядочить, готовясь к переговорам, которые должны были начаться завтра и продолжаться десять дней» [Э. Рузвельт 1947: 87]; «Мы с Франклином перемигнулись: отец наслаждался. В беседе на тему о том, во что могла бы превратиться эта страна при разумном планировании, он дал полную волю своему деятельному уму и быстрому воображению» [Э. Рузвельт 1947: 98; см. также: Э. Рузвельт 1947: 7; 25].

Несомненна экстравертность Ф.Д. Рузвельта, его обращённость вовне, на окружающих: «В прошлом я мог убедиться, что он всегда играл первую роль во всяком собрании, на котором присутствовал, и не потому, что он очень стремился к этому, а потому, что это всегда казалось его естественным правом» [Э. Рузвельт 1947: 45]; Рексфорд Тагвелл (профессор Колумбийского университета, член «мозгового треста» Рузвельта) говорил, что «Рузвельт использовал любую возможность для письменных и устных выступлений в целях всестороннего развития полной империалистической доктрины» [Н.Н. Яковлев 1981: 48]. Приведём ещё одну цитату, которая явно свидетельствует о том, что Ф.Д. Рузвельт был экстравертом, скорее тратил энергию, чем сохранял: «Мне было бы стыдно, если бы я не мог делать двух дел одновременно» [Н.Н. Яковлев 1981: 19].

Очевидно также, что Ф.Д. Рузвельт являлся интуитом, обладая способностью видеть перспективу событий, направленностью в будущее: « – Вот подожди, – сказал он, – подожди, и ты увидишь, что премьер-министр начнет с того, что потребует от нас немедленного объявления войны нацистам» [Э.Рузвельт 1947: 40]; «Он знал, что те или иные события случаются или должны случиться, но точно не знал, почему» (Р. Тагвелл) [Н.Н. Яковлев 1981: 29]; «Я не могу понять, почему люди, которые имеют денежные интересы в том или ином деле, никогда не видят дальше шести дюймов под собственным носом» [Н.Н. Яковлев 1981: 37]; «Когда мы выиграем войну, четыре великие державы будут нести ответственность за мир. Пора нам уже подумать о будущем и начать готовиться к нему» [Э. Рузвельт 1947: 89; см. также: Э. Рузвельт 1947: 224; 17 и др.].

Представляется бесспорной логичность Ф.Д. Рузвельта. «Несомненно, из всех капитанов современного капиталистического мира Рузвельт – самая сильная фигура», – отзывался о нём Сталин летом 1934 года, указывая на его «инициативу, мужество, решительность» [Из портфеля редакции 2002, электронный ресурс: http://www.situation.ru/app/j_art_1202.htm]. Эти черты свойственны логикам. Логичность Ф.Д. Рузвельта также проявлялась в способности передать сложные вещи простым языком, удивительном даре объяснять: «По свидетельству одного из очевидцев, президент «объяснял положение так ясно, что даже банкиры могли понять его» [Ф. Рузвельт 2012: 9; см. также: Ф. Рузвельт 2012: 9; Э. Рузвельт 1947: 67; 159].

Таким образом, Ф.Д. Рузвельт являлся рационалом, экстравертом, интуитом и логиком и относился к психотипу Джек (Джек, Изобретатель, Предприниматель, логико-интуитивный экстраверт, ЛИЭ, ENTJ).

Трумэн Гарри. В случае с Гарри Трумэном мы могли опираться на меньшее количество источников ввиду их недоступности. К проанализированным нами документам относятся воспоминания Г. Трумэна [Г.С. Трумэн 2000] и статья Николая Злобина «Трумен» [Н.В. Злобин 2001], в которой автор ссылается на различные англоязычные источники – воспоминания самого Г. Трумэна, воспоминания о нём современников, архивные данные.

Большинство социоников считает Г. Трумэна рационалом, интровертом, сенсориком и логиком и относит его к психотипу Максим (Максим, Николай I, Инспектор, логико-сенсорный интроверт, ЛСИ, ISTJ) [http://sss.socioland.ru/people/view.php?id_people=9162, http://www.socioniko.net/ru/celebr/lf-cel.html]. Наши наблюдения также подтверждают правомерность таких выводов.

Рациональность Г. Трумэна бесспорна. Стремление к рациональной организации времени, действию согласно плану хорошо иллюстрируют следующие цитаты: «Я сказал, что не готов выразить мнение, и предложил отложить обсуждение этого вопроса, пока он не будет изучен должным образом» [Г.С. Трумэн 2000]; «Я также заявил, что очень хотел бы решить как можно больше вопросов потому, что, когда у нас не останется никаких проблем, я смогу вернуться домой. У меня еще много дел в Вашингтоне, добавил я» [Г.С. Трумэн 2000]; «Тут я решил, что необходимо объяснить, каковы мои полномочия как президента, когда дело касается международных договоров» [Г.С. Трумэн 2000]. Отсутствие склонности менять свою позицию, что также является характерной чертой рационалов, наблюдается в следующем высказывании: «Такова, я сказал, была моя позиция вчера, такова моя позиция сегодня, и такой она будет завтра» [Г.С. Трумэн 2000; см. также: Н.В. Злобин 2001].

Очевидно, что Г. Трумэн был интровертом. В данном случае самой показательной является следующая цитата, где ярко проступает раздражение экстравертностью других: «Я знаю, что американцы – забавные типы. Они всегда засовывают свои носы в чьи-нибудь дела, которые никак не являются их делами» [Papers of Harry S. Truman: 1945-1952; цит. по: Н.В. Злобин 2001]. Интровертность политика демонстрируют также его воспоминания о детстве: «Я никогда не был популярным. Популярными были те парни, которые побеждали в играх и имели большие, сильные кулаки. Я никогда не был таким. Без моих очков я был слеп, как летучая мышь, и, говоря по правде, я был в определенной степени маменькиным сынком. Если возникала драка, я всегда убегал…» [Alonzo L. Hamby 1995: 3; цит. по: Н.В. Злобин 2001]; «Очкарик с девчачьим ртом, я всегда побаивался девочек моего возраста и старше» [H.S. Truman 1934: 115; цит. по: Н.В. Злобин 2001].

Интровертность Г.Трумэна проявляется и в следующих свидетельствах: «Мои проблемы заключаются в том, что я не фотогеничен и чертовски плохой публичный оратор» [H.S. Truman 1934: 169-170; цит. по: Н.В. Злобин 2001]. «"Я слишком мелок для этой работы", – признавался он. По крайней мере два года займёт у Трумена выработка уверенности, что это ему вполне по силам. Он часто называл свою резиденцию «Белой тюрьмой», подчеркивал, что работа президента – «ужасная работа», ибо он вынужден выслушивать оскорбления «от разного рода лжецов и демагогов», призывал родителей «не воспитывать детей в желании стать президентом»» [Margaret Truman 1981: 106; цит. по: Н.В. Злобин 2001]. Очевидны отсутствие ориентированности на внешний мир, на окружающих людей – типичных качеств экстравертов.

Обращение к биографии политика заставляет думать, что он скорее являлся сенсориком, чем интуитом. Разнообразные начинания молодого Трумэна как политика в большинстве своём не оказывались успешными. Будучи вице-президентом, политик не играл самостоятельной роли: он не принимал участия в военных конференциях, его не информировали о проекте Манхеттен, создании атомной бомбы [Н.В. Злобин 2001]. Эти и другие факты позволяют нам сделать вывод о том, что Г. Трумэн не проявлял особой интуиции. Скорее он стремился к контролю, что демонстрирует его сенсорные характеристики. Вероятно, со стремлением к тотальному контролю связан тот факт, что на столе Гарри Трумэна стояла табличка с надписью «Фишка дальше не идёт», а эту фразу из обихода игроков в покер Трумэн сделал своим девизом (См. Википедия, статья, посвящённая Трумэну). Приведённые выше цитаты о детстве Трумэна показывают его озабоченность своим внешним видом, что тоже обнаруживает в нём сенсорика.

Логичность Г. Трумэна не подлежит никакому сомнению. Большая часть найденных нами цитат обнаруживает именно эту характеристику лидера: «Я – простой гражданин Америки, но сейчас я – президент Соединенных Штатов и нет в мире должности, которая подразумевает столь много ответственности. Наверное, существует миллион американцев, которые смогут работать на этой должности не хуже меня, но занимаю эту должность именно я, и я намерен работать с полной силой, на которую я способен» [А. Pace 1972: 106; цит по: Н.В. Злобин 2001]; «Один из создателей бомбы Роберт Оппенгеймер осенью 1945 г. попросил о встрече с президентом и заявил ему, что находится в ужасном состоянии и чувствует кровь на своих руках. Трумен был очень разозлен видом «хныкающего» ученого. «Кровь на моих руках, – сказал он. – Это всё мои проблемы»» [D. McCullough 1992: 475; цит. по Н.В. Злобин 2001]; «Политика, которую он проводит, по моему мнению, лучшая для страны, и работа не должна смешиваться с общими принципами» (о Ф.Д. Рузвельте) [Harry S. Truman to Bess Truman 1939; цит. по: Н.В. Злобин 2001] и т.д. Г.Трумэн проявлял крайнюю категоричность в суждениях, не боялся быть неполиткорректным, что также обнаруживает в нём именно логика: «В одну из своих поездок в Нью-Йорк он был спрошен репортерами о том, как он оценивает присуждение Нобелевской премии мира Мартину Лютеру Кингу. «Я бы ему ее не давал», – ответил Трумен. На вопрос о гражданских правах Трумен ответил, что равенство является неотъемлемым правом всех американцев. Но, добавил бывший президент, «лично он не хотел бы быть связан с неграми». «А Вы бы отдали свою дочь за негра?» — спросил он задавшего вопрос белого журналиста» [New York Times 1963; цит. по: Н.В. Злобин 2001] и т.д.

Таким образом, Г. Трумэн являлся рационалом, интровертом, сенсориком, логиком и, как справедливо полагает большинство социоников, относился к психотипу Максим (Максим, Николай I, Инспектор, логико-сенсорный интроверт, ЛСИ, ISTJ).

Характерной приметой Максимов является то, что, будучи подчинёнными, они практически незаметны и являются раболепными подданными: так, за 82 дня вице-президентства Трумэн встречался с Рузвельтом всего два раза; к решению серьёзных вопросов его не привлекали. Когда же Максимы обретают власть, они становятся крайне жестокими властителями, не боящимися лить человеческую кровь. Именно Г.Трумэн стал инициатором атомной бомбардировки мирных городов Японии – Хиросимы и Нагасаки. В этом смысле слова Г.Трумэна: «Кровь на моих руках. Это всё мои проблемы» – для Максимов, находящихся на вершине государственной власти, чрезвычайно симптоматичны.

Проведённый обзор психотипических (соционических) особенностей политических лидеров Второй мировой войны позволяет уточнить позиции воевавших сторон, связать поведение тех или иных государств с личностными характеристиками их лидеров. Полагаем, что такой обзор может уточнить существующие представления о выдающихся исторических личностях, способствовать формированию более адекватных представлений о прошедшей Войне.

 

 

Цитируемая литературы

 

Бедарида Ф. Черчилль / Перевод с франц. Е.Н. Юдиной. – 4-е издание. – М.: Молодая гвардия, 2011. – 480 с.

Бейли Б. Черчилль без лжи. За что его ненавидят. – М.: Эксмо, 2013. – 320 с.

Берия Л.П. Спасённые дневники и личный архив: Самое полное издание / Комментарии и примечания Сергея Кремлёва. – М.: Яуза-пресс, 2014. – 992 с. – (Подстрочник истории. Уникальные мемуары).

Геббельс Й. Так говорил Геббельс. – Пермь: Самиздат, 2005. – 111 с.

Журавлёв П.А. Двести встреч со Сталиным: По страницам воспоминаний его современников. В 2-х книгах. – М.: Троица, 2004. Кн. 1. 320 с. Кн. 2. 304 с.

Злобин Н.В. Трумен [Электронный ресурс] // Континент. – 3.11.2001.; Режим доступа: http://magazines.russ.ru/continent/2001/110/tr.html (Дата доступа: 6.04.2014).

Из портфеля редакции. Беседа тов.Сталина с английским писателем Г. Уэллсом [Электронный ресурс] // Восток. – 8.12.2002; Режим доступа: http://www.situation.ru/app/j_art_1202.htm (Дата доступа: 5.04.2014).

Клинге А. Гитлер без мифов и лжи. Врага надо знать! / Александр Клинге. – М.: Яуза-пресс, 2013. – 256 с. – (Триумф и трагедия вождей)

Митрохина А.Л. Общая соционика. Информационный метаболизм психики: Учебно-практическое пособие. – М.: Чёрная белка, 2010. – 544 с. – (Библиотека SOCIONICA. Прикладная соционика).

Мухин Ю.И. Убийцы Сталина. – М.: Яуза, 2005. – 672 с. – (Русская правда).

Пузырёв А.В. Неоднозначность речевых событий и соотношение правды и истины // Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики: Сборник научных трудов. Выпуск IX. Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2007. С. 79-83.

Раушнинг Герман. Говорит Гитлер. Зверь из бездны. – М.: Миф, 1993. – 383 с.

Ржевская Е.М. Геббельс: Портрет на фоне дневника. – М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2004. – 400 с.

Рифеншталь Л. Мемуары: Пер. с нем. – М.: «Ладомир», 2006. – 699с.

Рокоссовский К.К. Солдатский долг. – М.: Вече, 2013. – 400 с.: ил. – (Путь русского офицера).

Рузвельт Ф. Беседы у камина: О кризисе, олигархах и войне. – М.: Алгоритм, 2012. – 352 c.

Рузвельт Э. Его глазами. – М.: Гос. изд-во иностр. лит-ры, 1947. – 254 c.

Сергеев А., Глушик Ек. Беседы о Сталине. – М.: Крымский мост-9Д; ООО «НТЦ» Форум», 2006. – 185 с.

Сталин И.В. Стихи. Переписка с матерью и родными. – М.; Мн.: Русская правда, 2006. – 80 с.

Стариков Н.В. Кто заставил Гитлера напасть на Сталина. – СПб.: Питер, 2008. – 365 с.: ил.

Трумэн Г.С. Воспоминания [Электронный ресурс] // Великие властители прошлого. – 2.04.2000; Режим доступа: http://www.vlastitel.com.ru/stalin/vov/truman.htm (Дата доступа: 7.04.2014).

Ходжа Э. Хрущёв убил Сталина дважды. – М.: Алгоритм, 2013. – 224 с. – (Рядом со Сталиным).

Шпеер А. Воспоминания: Пер. с нем. – 2-е изд., испр. – М.: Захаров, 2010. – 688 с.: ил. – (Биографии и мемуары).

Юнг, К.Г. Сознание и бессознательное: Сборник. – СПб.: Университетская книга, 1997. – 544 с.

Яковлев Н.Н. Франклин Рузвельт. Человек и политик. Новое прочтение. – М.: Международные отношения, 1981. – 414 c.

 


[1] У сегодняшних российских судов наблюдается меньшее уважение к истории. Борясь с экстремизмом 60-летней давности и выводя из оборота давно изданные книги, особенно касающиеся жизни и планов нацистских лидеров по уничтожению нашей Родины, российские суды – вольно или невольно – фактически способствуют пересмотру итогов Второй мировой войны. В результате этого пересмотра Советский Союз и Россия, его преемница, будут переведены в разряд исторических провинций, не сыгравших особой роли в победе над фашизмом. – А.П.

[2] Пограничники, как известно, летом 1941 года страну не подвели и сыграли стратегическую роль в замедлении фашистского наступления. А вот про армию и её начальников в целом сказать это было бы очень большой натяжкой, ср. свидетельство К.К.Рокоссовского, что «ничего не было сделано местным командованием в пределах его прав и возможностей, чтобы достойно встретить врага» [К.К.Рокоссовский 2013: 32]. – А.П.

[3] Интересно, был бы Геббельс настолько любвеобилен, если бы Магда Геббельс, его жена, любила именно его, а не других мужчин – Адольфа Гитлера [Л.Рифеншталь 2006: 137], Карла Ханке [А.Шпеер 2010: 199]? – А.П.

 

Контакты

Твиттер

Живи успешно (5 days ago)
НОВОЕ НА САЙТЕ: Ах, оставьте меня!.. https://t.co/H7lOfNR2B0
Живи успешно (4 weeks ago)
НОВОЕ НА САЙТЕ: Можно ли доверять верблюду? https://t.co/YICNo3lku2
Живи успешно (5 weeks ago)
НОВОЕ НА САЙТЕ: Открытое письмо Мише, автору комментария «Некрофилия» https://t.co/ceQH4YNkOP
Живи успешно (6 weeks ago)
НОВОЕ НА САЙТЕ: Месть за оскорблённую любовь https://t.co/3zNDLiCI59
Живи успешно (2 months ago)
НОВОЕ НА САЙТЕ: Всегда ли ворчуны обязательно пессимисты? https://t.co/2HZRFnaiRM