Оптимистичность/Пессимистичность как одна из характеристик языкового сознания

(совм. с асп. Ю.В.Капрянцевой)

В первую очередь определимся с основными понятиями, среди которых одним из базовых является «языковое сознание». Под «языковым сознанием» обычно понимают «образы сознания, овнешняемые языковыми средствами: отдельными лексемами, словосочетаниями, фразеологизмами, текстами, ассоциативными полями и ассоциативными тезаурусами как совокупностью этих полей. Образы языкового сознания интегрируют в себе умственные знания, формируемые самим субъектом преимущественно в ходе речевого общения, и чувственные знания, возникающие в сознании в результате переработки перцептивных данных, полученных от органов чувств в предметной деятельности» [Е.Ф.Тарасов, 2000, с. 3].

На наш взгляд, более перспективно опираться на те психологические представления, согласно которым под сознанием понимается «открывающаяся субъекту картина мира, в которую включён и он сам, его действия и состояния» [А.А.Леонтьев, 2000, с. 166], «особый психический процесс, в результате которого в психике человека (то есть в множестве субъективных образов) образуется особый образ – образ "Я"» [А.Ф.Корниенко, 2010, с. 252 и др.].

Таким образом, под языковым сознанием нами понимается выраженное в языке-речи знание субъекта об окружающем мире, совмещённое с его знанием о существовании в этом мире его самого, его «Я».

Какие известные (психо-)лингвистические проблемы в таком случае должны быть отнесены к проблематике языкового сознания?

В первую очередь, к проблематике языкового сознания относятся проблемы, связаны с употреблением я- и мы-высказываний, поскольку именно такие высказывания напрямую связаны с «со-знанием», знанием субъекта об окружающим мире, совмещённым со знанием существования себя самого в этом мире.

Во вторую очередь, к проблематике языкового сознания должны быть отнесены перформативы, т.е. такие слова или высказывания, которые равноценны какому-либо поведенческому акту, действию или поступку [подробнее см. И.П.Сусов, 2006; Л.Е.Тумина, 2015 и др.]. Например, Well I beg you on my bended knees (J.Lennon “Tell me why”) – Я умоляю тебя на согнутых коленях (Дж.Леннон).

В третью очередь, к проблематике языкового сознания относится не менее интересная проблема языково-речевого выражения оптимистичности/пессимистичности языковой личности [см.: С.А.Байшева, 2005; Ю.В.Котова, 2012, 2013 и др.].

К случаям манифестации языкового сознания также следует относить многочисленные способы вербализации говорящим своей субъективной оценки той ситуации, той реальности, в которой он оказался в конкретный момент времени. В речи это выражается с помощью модальных глаголов со значением уверенности и неуверенности. Например, We can work it out (P.McCartney “We can work it out”) – Мы можем это решить.Маккартни).

Языковое сознание также находит своё отражение в речи с помощью личных и притяжательных местоимений, ср. я, мы, мой, твой, наш, ваш и т.д.

Несомненно, каждый из представленных вариантов выраженности языкового сознания заслуживает особого внимания и более подробного изучения. В рамках представленной статьи рассматривается степень присутствия в языковом сознании оптимистического и пессимистического начал.

Проблема оптимистичности и пессимистичности высказываний была обоснована американским психологом М.Зелигманом. Он изучал склонность своих пациентов к оптимизму/пессимизму, в результате чего пришёл к весьма любопытному выводу о том, что самые обычные слова, которые использует каждый человек в повседневной жизни при описании той или иной ситуации, могут дать немаловажную информацию о его предрасположенности к оптимистичному/пессимистичному мироощущению. Учёный ввёл понятие «стиль объяснения» (explanatory style), который коренится в представлениях человека о его месте в этом мире, в его оценке происходящих с ним событий. Таким образом, стиль объяснения являет собой критерий оптимизма и пессимизма конкретной языковой личности, под которой мы понимаем человека, способного создавать и воспринимать речевые произведения (тексты), различающиеся «а) степенью структурно-языковой сложности, б) глубиной и точностью отражения действительности, в) определённой целовой направленностью» [Ю.Н.Караулов, 1989, с. 3; А.В.Пузырёв, 2014, с. 456].

М.Зелигман выделяет три параметра стиля объяснения, а именно: параметры постоянства, широты и персонализации [Зелигман 1997].

В связи с тем, что проблема оптимистичности/пессимистичности высказываний может представлять немалый интерес не только для психологов, но также и для (психо-)лингвистов, нами была предложена и проверена на практике методика определения степени выраженности оптимизма/пессимизма в речи говорящего [см.: С.А.Байшева, 2005; Ю.В.Котова, 2012, 2013 и др.]. В процессе изучения данной проблемы у каждого из ранее упомянутых параметров стиля объяснения были выявлены свои языковые показатели, совокупное рассмотрение которых позволяет определить оптимистичную/пессимистичную направленность я/мы-высказываний. Наибольшее количество информации относительно языкового сознания личности, на наш взгляд, содержится именно в оценочных высказываниях о самом себе.

Для проверки данной методики на практике рассмотрим в качестве примеров высказывания, взятые из текстов песен лидеров группы «Битлз» Дж.Леннона и П.Маккартни.

Рассмотрим высказывание из песни Джона Леннона “You’ve got to hide your love away” – «Ты должен скрывать свои чувства» [Кознов 1997: 81].

 

“Hey, you’ve got to hide your love away!”

“Hey, you’ve got to hide your love away!”

How can I even try?

I can never win.

Hearing them, seeing them

In the state I’m in.

 

«Эй, ты должен скрывать свои чувства!»

«Эй, ты должен скрывать свои чувства!»

Но как я могу даже пытаться это сделать?

Я никогда ничего не добьюсь.

Слыша их, видя их

И находясь в том положении, в котором я оказался.

 

Высказывание “I can never win” дословно переводится как «Я никогда не могу выиграть». Определим его характер.

1) Высказывание содержит явно негативную оценку действительности (со знаком «минус»).

2) Негативная оценка в высказывании является постоянной характеристикой, о чём свидетельствует наличие наречия never 'никогда', следовательно, по параметру постоянства данное высказывание пессимистично (-1).

3) Общий смысл высказывания не ограничен пространством. Повсеместный характер высказывания при переводе на русский язык выражен отрицательным местоимением «ничего», в языке оригинала данная семантика выражена контекстом высказывания. Таким образом, по данному параметру высказывание также пессимистично («-1» по параметру широты высказывания).

4) Активная конструкция высказывания, сохранённая в переводе: I can never win 'Я никогда ничего не добьюсь' – говорит о том, что говорящий берёт ответственность за происходящее на себя, следовательно, по параметру персонализации высказывание тоже пессимистично («-1»).

Сложив результаты всех трёх показателей, квалифицируем данное высказывание как абсолютно пессимистичное (-1-1-1=-3).

Рассмотрим высказывание, взятое из текста песни Пола Маккартни “Every little thing” – «Каждый пустяк».

 

When I’m walking beside her,

People tell me I’m lucky.

Yes, I know I’m a lucky guy.

 

Когда я иду рядом с ней,

Люди говорят мне, что я счастливчик.

Да, я знаю, я счастливчик.

[Кознов 1997: 72]

Рассмотрим высказывание “Yes, I know I’m a lucky guy” (дословно – «Да, я знаю, я – везунчик»).

1) Во-первых, оно явно имеет позитивную оценку со знаком «плюс». Герой считает себя счастливчиком, везунчиком, и это не может не радовать его.

2) Высказывание стоит в Present Indefinite Tense (настоящем неопределённом времени). Временные рамки, ограничивающие действие, отсутствуют. Таким образом, по параметру постоянства высказывание оптимистично (+1).

3) Герой считает себя счастливчиком во всём, о чём свидетельствует общий смысл высказывания, следовательно, по параметру широты (+1).

4) Несмотря на присутствие активной конструкции, по параметру персонализации высказывание пессимистично (-1), о чём свидетельствует тот факт, что говорящий не несёт ответственность за ситуацию, это просто везение. Об отсутствии ответственности свидетельствует наличие в высказывании таких глаголов состояния, как to know (знать) и to be (быть) [о необходимости различения глаголов состояния и действия см. Ю.В.Котова, 2013].

Таким образом, оказывается, что позитивное высказывание носит умеренно оптимистичный характер, о чём и свидетельствует суммарный показатель (+1+1-1=+1).

По результатам анализа 73 высказываний у Дж.Леннона и 75 высказываний у П.Маккартни был вычислен средний показатель оптимистичности/пессимистичности языкового сознания каждого автора. Выяснилось, что в высказываниях П.Маккартни в большей степени проявляется оптимистичность языкового сознания (средний уровень оптимизма равен +0,0676). В высказываниях Дж.Леннона, наоборот, чаще выражается пессимистичность языкового сознания (средний уровень пессимизма равен -0,4246).

Таким образом, проблема оптимистичности/пессимистичности высказываний имеет прямое отношение к проблематике языкового сознания. По нашему убеждению, разработка этой проблемы может оказаться весьма плодотворной для психологов, лингвистов и психолингвистов, а рассмотрение факторов, обусловивших различия языкового сознания лидеров группы «Битлз», может составить ближайшие перспективы настоящего исследования.

 

Цитируемая литература

 

Байшева С.А. Речевое выражение оптимизма и пессимизма в дневниках Л.Н.Толстого (1853, 1910 годы) // Язык и мышление: Психологический и лингвистический аспекты. Материалы 5-ой Всероссийской научной конференции (Пенза, 11-14 мая 2005 г.) / Отв. ред. проф. А.В.Пузырёв. – М.; Пенза: Институт языкознания РАН; ПГПУ имени В.Г.Белинского; Администрация г. Пензы, 2005. – С. 146-151.

Зелигман М.Э.П. Как научиться оптимизму: Советы на каждый день. – М.: Вече, 1997. – 432 с. (Self-Help)

Караулов Ю.Н. Предисловие. Русская языковая личность и задачи её изучения // Язык и личность. – М.: Наука, 1989. – С.3-8.

Кознов С. В. Все песни BEATLES. – М.: ТЕРРА; Саратов: Издательство С. В. Кознова, 1997. – 224 с.

Корниенко А.Ф. Психика и сознание: возникновение и развитие. – Казань: Изд-во "Печать-Сервис-XXI век", 2010. – 374 с.: ил.

Котова Ю.В. Языковые аспекты классификации оптимистичных/пессимистичных высказываний // Вестник Челябинского государственного университета. Филология. Искусствоведение. – Челябинск: Изд-во ЧелГУ, 2012. – № 28 (282). – С. 91-94.

Котова Ю.В. Языковое выражение оптимизма/пессимизма в свете «локуса контроля» // Известия Волгоградского государственного педагогического университет. Серия «Филологические науки». – 2013. – № 6 (81). – С. 4-7.

Котова Ю.В. Актуальность изучения языкового выражения оптимизма/пессимизма для теории языка // Вестник Ленинградского государственного университета им. А.С.Пушкина. Филология. – СПб: Изд-во ЛГУ, 2013. – № 4. – Том 1. – С. 114-120.

Леонтьев А.Н. Лекции по общей психологии. – М.: Смысл, 2000.

Пузырёв А.В. О системном подходе в лингвистике. – М.: ВНИИгеосистем, 2014. – 520 с.

Сусов И.П. Лингвистическая прагматика : Учебник для студентов, магистрантов и аспирантов (докторантов). – М.: Восток-Запад, 2006. – 200 с.

Тарасов Е.Ф. Языковое сознание – перспективы исследования: (предисловие) // Языковое сознание: содержание и функционирование. XIII Международный симпозиум по психолингвистике и теории коммуникации. Тезисы докладов. Москва, 1-3 июня 2000 г. – М., 2000. – С. 3-4.

Тумина Л.Е. Перформатив [Электронный ресурс] // http://ped_recheved.academic.ru/152/%D0%9F%D0%B5%D1%80%D1%84%D0%BE%D1%80... (дата обращения: 16.03.2015).

Контакты

Твиттер

Живи успешно (3 days ago)
НОВОЕ НА САЙТЕ: Нужна ли Цветаева школьной программе – 1 https://t.co/uFkj6CwdGA
Живи успешно (4 days ago)
НОВОЕ САЙТЕ: Детям – полезные мультфильмы! – 1 https://t.co/wHwP31AfXj
Живи успешно (2 weeks ago)
НОВОЕ НА САЙТЕ: Математика счастья https://t.co/af32VfgeHo
Живи успешно (2 weeks ago)
НОВОЕ НА САЙТЕ: Психологическая защита: гиперкомпенсация (на примере жизни Ольги Скороходовой) https://t.co/nOffzhK79e
Живи успешно (3 weeks ago)
НОВОЕ НА САЙТЕ: Психологическая защита: у женщины растут усы https://t.co/6Xzlk0OD00