Анализ текста о судьбе как опыт нисхождения от конкретного к абстрактному

В начале своего доклада оговорим некоторые исходные позиции. В своей работе автор пользуется универсальной схемой научного исследования как одним из вариантов метода восхождения от абстрактного к конкретному. Считаем своим долгом напомнить, что автором этого подхода к научному предмету является русский философ А.А.Гагаев.
 
В диалектике абстрактное знание принято считать бедным, а конкретное – богатым, именно поэтому движение мысли от абстрактного к конкретному именуется восхождением. В настоящем докладе используется противоположный вектор рассуждений, а именно – движение от конкретного к абстрактному, что и позволяет его расценивать как нисхождение мысли.
 
Универсальная схема научного исследования вполне может быть использована при анализе конкретных ситуаций, где должны различаться:
 
1) исходные причины и условия;
2) внутренний закон развития;
3) материальный факт как реализация внутреннего закона развития данного предмета;
4) уникально-неповторимая во времени и пространстве интерпретация материального факта как проявления того или иного внутреннего закона развития в результате переплетения тех или иных исходных причин и условий.
 
Использование универсальной схемы исследования позволяет дать вполне совместимые с научными определения Богу и сатане. Часто не вербализуется, но под Богом обычно понимается активная сила высшего закона покоя, равновесия, созидающей гармонии и любви. Иными словами, в такой трактовке представление о Боге предстаёт как представление о высшем, облагороженном законе жизни. Антиподом Богу на Земле выступает закон неравновесия, разрушения, конфликтности, дисгармонии и ненависти. В обыденном сознании он обозначается именем сатана.
 
В качестве текста о судьбе рассмотрим статью Полины Молотковой «Жизнь и смерть вундеркинда», опубликованную в «Аргументах и фактах» в августе 2002 г. – № 34 (1139), с. 15, рубрика "Судьбы".
 
Приведём сам текст полностью (представим его более мелким шрифтом).
 
ЭТИМ летом в Москве в Высоко-Петровском монастыре отпевали Нику Турбину. В 80-х это имя гремело на весь мир. Помните маленькую девочку, которая читала свои стихи наравне со знаменитыми поэтами? Это и была Ника.
 
КТО БЫ мог тогда подумать, что она не доживет до своего 28-летия? Когда Ника умерла в мае этого года, газеты снова вспомнили о ней и запестрели заголовками: "Выросшая девочка-вундеркинд покончила с собой!" Ника разбилась, упав из окна 5-го этажа. Несколько лет назад она уже падала и тоже с 5-го этажа, но другого дома. Тогда ей повезло, а во второй раз судьба ее не пощадила. Но Ника не убивала себя.
 
«Тяжелы мои стихи»
 
1978 год. Четырехлетняя Ника не спала по ночам. У нее была астма. Мама и бабушка поочередно дежурили у постели девочки, а она пугала их тем, что просила: "Запишите строчки!" И диктовала стихи – совсем не детские, трагические. Скептики говорили, что эти стихи принадлежат другому, взрослому поэту. Мистики – что это умерший гений диктует ей свои строки. Ника говорила: "Это не я пишу. Бог водит моей рукой".
 
Мама Ники была талантливой художницей, но так и не смогла реализоваться. Говорят, ей очень хотелось, чтобы в семье была знаменитость, и своей дочке она с самого раннего детства читала серьезных поэтов – Ахматову, Мандельштама, Пастернака. В ялтинском доме дедушки Ники Анатолия Никаноркина, известного крымского писателя, собирались литераторы, приезжавшие из Москвы на отдых. Мама просила их помочь напечатать дочкины стихи в столице. Далеко не всем эта идея казалась удачной, ее предостерегали – психика девочки еще не окрепла, а мир она уже видит в трагических тонах. Тем не менее скоро в центральной прессе появились большие публикации о ялтинском вундеркинде. Нику стали приглашать на литературные вечера. В 9 лет у нее уже вышла первая книга стихов – "Черновик", вступительное слово к которой написал Евгений Евтушенко. Книгу перевели на 12 языков.
 
Это была интересная игра – "в поэтессу". Нику возили по всему миру. Она выходила на сцену перед огромным залом, маленькая, но очень серьезная девочка с прической, как у Марины Цветаевой, и читала взрослым голосом: "Жизнь моя – черновик, на котором все буквы – созвездья..."
 
В 1985 году в Венеции Нике вручили самую престижную поэтическую премию – "Золотого льва", которой до нее из советских поэтов была удостоена лишь Анна Ахматова. Ника тут же отколотила зверю лапы – правда ли он золотой? Лев оказался гипсовым,
 
Уже взрослая Ника говорила об этом времени: "По улицам слона водили. Это была Ника Турбина. А потом слона бросили и забыли".
 
С 11 лет Ника уже жила в Москве, ходила в обычную школу. Ее мама снова вышла замуж и родила еще одну дочку – Машу. Наверное, Нике не хватало маминого внимания. Еще в начале всей этой шумихи она посвятила ей такие строки: "...Только, слышишь, не бросай меня одну. Превратятся все стихи мои в беду".
 
В 1990 г. Ника поехала учиться в Швейцарию. Ее пригласил туда пожилой швейцарский доктор, который запомнил Нику еще маленькой и написал ее родным множество писем. Закончилось все неожиданно, но банально – постелью. 76-летний профессор для своего возраста выглядел очень хорошо – благодаря многочисленным операциям он даже мог дать фору молодому мужчине. Был интересным собеседником, Нику не обижал, но целыми днями пропадал в своей клинике. Ника, замученная бездельем, начала пить, а через год сбежала от него. Публично своих стихов она уже давно не читала.
 
«Я упаду, но тут же встану»
 
1994 г. В Московский институт культуры Нику приняли без экзаменов. Курс вела Алена Галич, ставшая ее любимой учительницей и близкой подругой. Она уверена, что Ника была талантлива – еще в 14 лет очень удачно снялась в фильме "Это было у моря" с Ниной Руслановой. У нее была необычная, роковая, как будто специально для немого кино предназначенная внешность – зеленые глаза, каштановые волосы, родинка над губой. И при этом – нарушенная психика, неважная координация и ненадежная память. Тем не менее первые полгода Ника проучилась очень хорошо. И снова писала стихи – на любом клочке бумаги и даже губной помадой, если под рукой не было карандаша. Но 17 декабря, в день своего 20-летия, Ника, которая уже не раз "зашивалась", сорвалась.
 
У Алены Галич до сих пор хранятся дома написанные ее рукой заявления: "Я, Ника Турбина, даю слово своей преподавательнице Алене Галич, что больше пить не буду". Но в конце первого курса, незадолго до экзаменов, Ника уехала в Ялту к Косте, парню, с которым встречалась уже несколько лет. К экзаменам она не вернулась.
 
Восстановиться в институте удалось не сразу и только на заочное отделение. С Костей они расстались. Ему хотелось иметь нормальную семью, а с Никой нужно было нянчиться как с ребенком. Вскоре Костя женился.
 
Май 1997 года. В тот день с Никой был другой мужчина. Они поссорились. Ника бросилась к балкону – как потом говорила, "в шутку", не удержалась, повисла и тут же протрезвела. Он схватил ее за руки, Ника пыталась забраться назад. Спасло только то, что, падая, она зацепилась за дерево. Была сломана ключица, поврежден позвоночник. В больницу к ней пришли поэты, журналисты. Говорили, что в ее глазах была жуткая обида: только так и заставишь вас вспомнить о себе.
 
После этого случая Алена Галич поняла, что Нике необходимо серьезное стационарное лечение. Еще в детстве, когда бабушка ездила с ней по всему миру, американские врачи говорили, что при такой нагрузке ребенку необходимы консультации психолога, но в СССР это считалось ненужной роскошью. Галич договорилась, что Нику на три месяца положат в специальную американскую клинику. Чтобы получить скидки, пришлось собрать огромное количество подписей. Но, когда американцы согласились, мама Ники внезапно увезла ее в Ялту. Алена Александровна сидела дома, рвала эти письма и плакала. О той упущенной возможности она теперь жалеет больше всего.
 
В Ялте Ника попала в местную психушку. Ее забрали после буйного припадка, которых раньше с ней вроде бы не случалось. Вызволяли ее оттуда все та же любимая преподавательница и Костя.
 
«Одиночество – смерти друг»
 
Ника патологически боялась жить одна. В свою комнату, оставшуюся от матери и ее второго мужа, которые уже давно развелись, приглашала то подруг, то друзей. Так появился Саша М., актер одного из московских театров, с которым она прожила около четырех лет. Он тоже много пил.
 
11 мая 2002 года они были в гостях у своей знакомой Инны, которая жила на той же улице. Выпили. Саша и Инна пошли в магазин, а Ника ждала их, сидя на подоконнике пятого этажа, свесив ноги вниз. Это была ее излюбленная поза, она никогда не боялась высоты. Видимо, она неудачно повернулась. С координацией у Ники всегда было плохо. Гуляющий с собакой мужчина увидел, как она повисла на окне, и услышал ее крик: "Саша, помоги мне, я сейчас сорвусь!" Внизу какие-то люди пытались растянуть куртку. Но на этот раз Бог Нику не спас.
 
Друзья Ники узнали о ее смерти случайно, ночью накануне кремации. Когда утром 18 мая Алена Галич и ее сын приехали в больницу Склифосовского, Саша сказал им, что кремация пройдет прямо там. Алена Александровна не знала, что в Склифе нет крематория. Попрощавшись с Никой, она уехала. Гроб повезли в Подмосковье озлобленные рабочие, которым Саша просто не захотел платить. Ника, которая больше всего на свете боялась одиночества, поехала в свой последний путь одна.
 
Р.S. Чтобы Нику отпели, милиция дала письменное подтверждение о том, что ее гибель не была самоубийством. Алена Галич добилась, чтобы прах ее ученицы захоронили на Ваганьковском кладбище.
 
Вот этот текст. Не будем обращать внимания на достаточно выраженное пристрастие автора к одному из персонажей статьи (к Алёне Александровне Галич). В данном случае нас интересуют выводы, которые вытекают из представленного фактического материала.
 
Из статьи следует, что судьба конкретного человека является материализацией его психологических программ. Одна из таких программ в тексте вербализована: «...Только, слышишь, не бросай меня одну. Превратятся все стихи мои в беду». Если согласиться с широко распространённым мнением о том, что миром руководят не материальные обстоятельства, а законы, то следует признать, что к ранней смерти конкретного человека (Н.Турбиной) её ранние стихи имеют самое непосредственное отношение.
 
Следует обратить внимание на характер самих стихов. Из статьи видно, что дочь реализовывала материнскую психологическую программу – стать известной: «Мама Ники была талантливой художницей, но так и не смогла реализоваться. Говорят, ей очень хотелось, чтобы в семье была знаменитость, и своей дочке она с самого раннего детства читала серьезных поэтов – Ахматову, Мандельштама, Пастернака». Эту известность, в частности, помогали завоевать стихи вундеркинда: «…Скоро в центральной прессе появились большие публикации о ялтинском вундеркинде. Нику стали приглашать на литературные вечера. В 9 лет у нее уже вышла первая книга стихов – "Черновик", вступительное слово к которой написал Евгений Евтушенко. Книгу перевели на 12 языков. Это была интересная игра – "в поэтессу". Нику возили по всему миру».
 
Действие психологической программы – стать известной – обнаруживается даже за год до её ранней смерти: «Говорили, что в ее глазах была жуткая обида: только так и заставишь вас вспомнить о себе».
 
Немаловажную роль для наступления ранней смерти героини очерка сыграло заложенное ещё в раннем детстве её чувство «избранности» и даже богоизбранности«Это не я пишу. Бог водит моей рукой». Представление о том, что Бог водит твоей рукой, в соответствии с используемой нами методологией, демонстрирует уровень интерпретации, которая, по определению, вовсе не обязательно является истинной. Если же учесть, что ранние стихи привели, по словам самой Ники, к беде (к её ранней смерти), то нельзя не признать, что мнение о божественном происхождении этих стихов стороннему наблюдателю покажется, скорее всего, ошибочным.
 
Достаточно определённо напрашивается вывод о том, что заложенная матерью программа избранности и послужила психологическим мостиком к ранней смерти Ники Турбиной. В несколько более смягчённом, но и более обобщённом виде подобный вывод сформулирован известным исследователем судьбы С.Н.Лазаревым: «…Мать, которая восторгается своими детьми, убивает их, даже не подозревая об этом» (С.Н.Лазарев 1997.4: 144)
 
Подчинение своей жизни какой-то чужой для тебя программе (пусть даже материнской, пусть даже из самых благих побуждений) отнимает жизненные силы и сокращает сроки самой жизни. Уместно привести мнение Леопольда Зонди о том, что выбор родового бессознательного во многом сказывается 1) при выборе супруга; 2) при выборе друзей; 3) при выборе профессии и хобби; 4) при выборе болезни; 5) при выборе способа смерти, например, самоубийства (см.: А.Альтенвегер и др. 1994: 29).
 
Приведённая статья интересна тем, что на фактическом материале подтверждает необходимость – особенно для сохранения жизни женщины – соблюдения законов морали. Так, Адольф Гитлер, узнав, что практически все незамужние русские женщины, заключённые в концлагерях, были девственницами, посчитал это самой большой угрозой национальным интересам фашистской Германии. Адольфа Гитлера можно упрекнуть во многом, но только не в отсутствии ума, если его «Моя борьба» до сих пор запрещена в сверхсвободном западном мире, хотя распространению агрессии, культа насилия, гомосексуализма в этом же обществе вроде бы препятствий не наблюдается.
 
«De mortuis aut bene, aut nihil» ("О мертвых или хорошо или ничего" – лат.), поэтому все факты относительно морального облика читатель найдет в процитированной статье П.Молотковой сам.
 
Статья П.Молотковой интересна и тем, что в ней приводится фактический материал о многообразии способов психологической защиты, которые использует человек для сохранения своих не совсем адекватных взглядов на реальность.
 
В первую очередь к этим способам можно отнести уход в болезнь, алкоголизм, несчастные случаи.
 
Уход в болезнь, как известно по работам З.Фрейда, позволяет, с одной стороны, находить сочувствие окружающих, а с другой – означает медленное умирание. Поиск повышенного внимания, как было сказано ранее, был заложен матерью в самом раннем детстве, эта материнская программа и стала одной из основных причин астмы.
 
Уже никого не удивить мнением о существовании своего рода символики у тех или иных заболеваний. По психосоматической медицине защищена уже не одна кандидатская и докторская диссертация. Как пишет автор книги по «метафизике болезней и недугов» Лиз Бурбо, больной астмой хочет казаться более сильным, чем он есть на самом деле, так как думает, что этим вызовет любовь к себе. Он не способен реально оценивать свои возможности и способности. Он хочет брать больше, чем следует, и отдаёт с большим трудом. Но постоянно брать больше, чем отдавать, наказуемо, точнее – невозможно в свете действия высшего закона равновесия. Подтверждением справедливости такого мнения служит то, что «Ника, которая больше всего на свете боялась одиночества, поехала в свой последний путь одна», – случайностей не бывает.
 
Алкоголизм, о котором достаточно часто говорится в цитированной статье, демонстрирует такой способ психологической защиты, как оглушение. Достоинством такого способа психологической защиты является то, что на какое-то время устраняются конфликты, фрустрации, страхи, вина, достигается ощущение силы, что выглядит как спасение от пугающей действительности. В то же самое время возникает зависимость от алкоголя и наркотика, изменяются органические структуры организма, возникает болезнь. Глубинные психологические проблемы таким способом решены быть не могут.
 
Несчастные случаи (второй из описанных в статье П.Молотковой стал последним для героини очерка) тоже вовсе не случайны. По мнению уже цитировавшейся Л.Бурбо, несчастные случаи говорят о том, что человек чувствует себя в чём-то виноватым (Л.Бурбо 2002: 194-195). Может быть, это было ощущение вины за собственное несоответствие возлагавшимся надеждам? Оснований для такого ощущения, судя по анализируемой статье, было предостаточно. Несчастный случай, пишет Л.Бурбо там же, – один из способов, при помощи которых люди пытаются избавиться от ощущения вины.
 
Любопытно, что в статье обозначена существовавшая для Ники Турбиной вполне реальная возможность трансформировать негативные психологические программы – обратиться за помощью к психотерапевтам: «Еще в детстве, когда бабушка ездила с ней по всему миру, американские врачи говорили, что при такой нагрузке ребенку необходимы консультации психолога, но в СССР это считалось ненужной роскошью. Галич договорилась, что Нику на три месяца положат в специальную американскую клинику. Чтобы получить скидки, пришлось собрать огромное количество подписей. Но, когда американцы согласились, мама Ники внезапно увезла ее в Ялту».
 
В данном случае следует заметить, что Нике Турбиной в 1997 году было уже далеко за двадцать. Поэтому в данном случае уместней говорить о собственной ответственности за жизнь. Героиня шла по составленному для нее сценарию жизни и свернуть с этого пути не могла. В данном конкретном случае более справедливо говорить не о материнском, но о собственном выборе, о собственной ответственности за жизнь. В этом (и только этом) смысле Ника убила сама себя, и газетные заголовки подобного содержания были не так уж далеки от истины, как это хотелось бы представить автору очерка о судьбе вундеркинда.
 
Из очерка о судьбе напрашивается вывод, что раннее знакомство детей с творчеством Ахматовой, Пастернака, Мандельштама может служить фактором сокращения продолжительности жизни. Вообще, раннее приобщение к миру взрослых отнимает детство и губительно для человека. Мысль далеко не новая, она высказывалась ещё В.Маяковским: «Детям дайте Маршака, а меня не надо».
 
Есть основания считать (эта мысль неоднократно высказывалась в научной литературе), что и раннее приобщение к миру языка в чём-то ограничивает когнитивные возможности ребёнка, отнимает у него возможности для образного постижения мира.
 
В условиях настоящего доклада нет возможностей остановиться на всех выводах, которые могут быть сделаны путем нисхождения от конкретного к абстрактному. Попытаемся сформулировать главный из них – позитивного содержания.
 
Человеческая мысль материализуется в жизненных обстоятельствах этого человека. Продуктивным подходом в затруднительных обстоятельствах является осознание «вызовов времени», что позволяет выработать более гармоничное отношение к жизни. Это осознание позволит облагородить жизнь, позволит усилить действие высшего закона покоя, равновесия, гармонии и любви. Здесь не обойтись без психологов, без специалистов по человеческой душе.
 
Мы отдаём себе отчёт в том, что наши представления противоречат чьим-то профессиональным представлениям, ср.: «В 1972 или 1973 году на «дне открытых дверей» факультета психологии Московского университета перед нами, тогда школьниками, выступал декан факультета академик Леонтьев. В его речи меня поразила одна фраза. Ее смысл сводился к следующему: «Тому, кто хочет стать специалистом по человеческой душе, на факультете делать нечего». Это замечание вызвало у меня протест: «Как же так?! Так не может, не должно быть!» В последующем я убедился, как был прав академик» (А.И.Зеличенко 1996).
 
В основе наших представлений лежит универсальная схема научного исследования, предложенная русским философом. Судьба человека, в нашем понимании, есть последовательность жизненных событий как материализация внутренних психологических программ (см. также: А.В.Пузырев 2002). Как материализовались в судьбе Ники Турбиной её психологические программы, этому, собственно, и посвящен анализируемый текст о судьбе, своего рода предупреждение о мощи бессознательных психологических программ. А тот, кто предупреждён, тот вооружён.
 
Под Богом… понимается активная сила высшего закона покоя, равновесия, созидающей гармонии и любви. В такой трактовке представление о Боге предстаёт как представление о высшем, облагороженном законе жизни. Антиподом Богу на Земле выступает закон неравновесия, разрушения, конфликтности, дисгармонии и ненависти. В обыденном сознании он обозначается именем сатана.
Знание законов гармонии и разрушения позволит выстроить наиболее грамотную линию поведения для продолжения жизни.
 
А.В.Пузырев. Опыты целостно-системных подходов к языковой и неязыковой реальности: Сборник статей. – Пенза, 2002. С. 111.
 
Цитируемая литература
 
Альтенвегер А., Бернье-Хюрбин А., Бюрги-Майер К., Ютнер Ф., Крамер М. Судьбоанализ Леопольда Зонди // Психология судьбы: Сб. статей по глубинной психологии / Под ред. д-ра филос. наук проф. В.Б.Куликова; Пер. А.В.Тихомиров, В.В.Джос; сост. Н.С.Бастракова, А.И. Ложкин, А.В.Тихомиров. Екатеринбург: УрО РАН, 1994. – № 1. – С. 22-56.
Бурбо Л. Твое тело говорит: Люби себя: Самая полная книга по метафизике болезней и недугов / Пер. с фр. – К.: «София»; М.: ИД «Гелиос», 2002. – 336 с.
Зеличенко А.И. Психология духовности. – М.: Изд-во Трансперсонального Института, 1996. – 400 с.
Лазарев С.Н. Диагностика кармы: Книга четвёртая. Прикосновение к будущему. – СПб.: Академия Парапсихологии, 1997. – 208 с.
Пузырев А.В. Опыты целостно-системных подходов к языковой и неязыковой реальности: Сборник статей. – Пенза: ПГПУ имени В.Г. Белинского, 2002. – 163 с.

Контакты

Твиттер

Живи успешно (6 days ago)
НОВОЕ САЙТЕ: Прочтите ваши сопли https://t.co/bnclSlNRUb
Живи успешно (2 weeks ago)
НОВОЕ НА САЙТЕ: Хочешь быть здоровым – будь! https://t.co/fbxXsLuU91
Живи успешно (3 weeks ago)
НОВОЕ НА САЙТЕ: Как не болеть вообще https://t.co/IrUUZqCHKp
Живи успешно (4 weeks ago)
НОВОЕ НА САЙТЕ: Как стать хозяином своей жизни https://t.co/ce3vmQndGj
Живи успешно (5 weeks ago)
НОВОЕ НА САЙТЕ: Ах, оставьте меня!.. https://t.co/H7lOfNR2B0